Специализируюсь по путеводным клубкам


Статья. Личный миф. Клиентские истории про освоение метода

Взрослый психолог Yagaya-Baba.ru Статьи психолога   2019-08-28 20:13:00

Взрослость и зрелость
О проекте "Взрослость и зрелость"
Как жить свою собственную взрослую и зрелую жизнь. Особенно, когда обстоятельства не располагают.

Содержание статьи

В отличие от сказок в сказкотерапии, личный миф — это правдивая история о человеке и его мире, как она уже случилась и продолжится в будущем. Это — захватывающая история о вас самих, о ваших отношениях с миром и о том, как найти свою мечту.
Предлагаемый метод работы в личном мифе позволяет, при определенных условиях работы, увидеть эту историю в образах, как развивающийся во времени процесс. И, конечно, о ней можно рассказать, хотя рассказ обычно не передает всех эмоций, которые человек испытывает, знакомясь со сказкой о себе самом. Я приглашаю своих клиентов поделиться своими историями о том, как был найден личный миф и как дальше сказка сказывалась.

Марина Гладышева

Эта история началась так же, как любая другая в психокоррекционном процессе: с запроса. Запрос был о том, как жить дальше и как найти смысл жизни. Психолог предложила мне освоить метод личного мифа и посмотреть, как будет складываться моя личная история. И где будет жить мама? Самая настоящая Хорошая мама, которая у меня была или могла быть. Оказывается, в деревенском доме, в который можно прийти. А если позвать на помощь защитника, то как он будет выглядеть? Оказывается, медведем. Отличным, бурым, лохматым медведем с зоркими глазками. Потом я нашла свой дом: веселую полянку на берегу моря, которую я хозяйственным образом обустроила, завела там дом, мужа и детей, в том числе нерожденных мальчиков, о которых всегда мечтала, но нам не пришлось быть вместе. Повернитесь налево: там живет семья мужа, очень приятно. Посмотрите прямо: там мое прошлое. Посмотрите направо. О, а там, кажется, живет настоящая Баба-Яга и стоит ее изба, за каким-то странным мертвым лесом и рекой, в которой не живет ничего живого. Но туда я не пошла, а решила умереть там же в мифе. Умирающую меня при содействии психолога мы положили в какую-то ямку под деревце, засыпали листьями, и стали думать, что делать с жизнью и ее смыслом. Специалист нашел несколько техник, одну из них — ужас какую страшную — я взялась отработать, благополучно прошла и вернулась со смыслом жизни в горсточке. В общем-то это переводилось в слова как «создавать гармонию из хаоса».

В мифе я благополучно ожила и взялась любопытно совать нос во все углы своего личного мифа и подбираться к границе с эгрегором. В реальности, так получилось, попутно развелась, что было неизбежно, т. к. супруг отказался семейные проблемы, которые накопились к тому времени, решать со специалистом, а так всегда бывает, что словари в паре начинают разъезжаться, если один к специалисту идет, а второй — нет. В общем, все к лучшему оказалось в итоге, но в процессе было сложно и больно, как любым живым людям. Утешаться я ходила в избу к Яге, как обычная сказочная Василиса. Недолго ходила, спустя малое время поняла, что эта Баба-Яга — это я сама и есть. И мне в этой идентичности очень комфортно и уютно. Как будто я вернулась к себе, и изба эта — мой дом, и знаю я тут все до последнего камушка и кочки на болотах. Повозившись немного с перестройкой внутреннего пространства, я перешла жить в дом Яги окончательно, прихватив с собой своих детей и прочих персонажей. Маменька к тому времени в моем личном мифе умерла (пока я проживала в нем сказку «Василиса-Прекрасная»), папенька, наоборот, остался и стал Кащеем Бессмертным (а в жизни он умер давно, так что мы с ним встречаемся не на Радоницу у его могилки, а каждый раз, как он мне нужен и я по нему скучаю, в моем собственном мире).

Спустя еще некоторое время я поняла, что один из моих запросов к специалисту — о смене сферы деятельности — имеет отличный ответ: психология вполне может стать моей профессией. Я пошла учиться, и теперь для своих клиентов, как и для всех людей вокруг, я не только психолог, но и настоящая сказочная Баба-Яга. Я умею все то, что она умеет в сказках, делать в своем личном мифе, еще умею показывать клиентам то, о чем сказка умалчивает, но можно восстановить по костям старых историй. И из этой идентичности мне очень удобно и просто и жить, и работать, и любить, и быть матерью своим детям, и видеть свое будущее ясно и непротиворечиво. Хотя, конечно, образ себя получился хтонический, диковатый и страшненький. А почему получилась именно Баба-Яга — это другая и очень длинная история про мое детство и отрочество.

Ольга М, 41 год, Москва

История о том, как жить в ладу с собой и дать жить другим. Знакомство с личным мифом у меня произошло от любопытства) мне было очень интересно посмотреть что же там такое творится у меня внутри, что я понять не могу, но оно очень мешает мне жить, так как я хочу. Сильно подозревала, что раз все мы родом из детства, то именно там и нужно поискать причины и дорожки, приведшие к тому образу жизни, которой существует вот прямо сейчас. Найти и обезвредить) Хотелось волшебных таблеток и волшебных палочек, а где их еще брать, как не в сказке, за которую я принимала личный миф. Но лично для меня — это оказалась не сказка — а самая настоящая реальность, просто повернутая и рассмотренная изнутри. Было очень легко — все как-то само собой раскатывалось и бежало за волшебным клубочком от Бабы Яги, и очень сложно, потому что только в сказке быстро слово сказывается да не скоро дело делается)) Освоение личного мифа — для меня — процесс бесконечный и очень интересный, захватывающий, затягивающий. Дающий результат. Дающий свободу — от страхов, в том числе и от страха ошибиться, потому что в своем личном мифе именно я решаю, что такое хорошо, а что такое плохо, а свободный человек сам себе не враг, и обязательно найдет лучший ответ на любой поставленный самому себе вопрос, причем такой, который не разрушит ни себя, ни ближайшее окружение (если это конечно здоровое и ценное окружение)).

Основной плюс в работе с этой техникой — это именно то, что получилось очень мягко, без самобичеваний и самоунижений разобраться с непростыми отношениями в семье, да еще и получить от этого удовольствие. Основной минус (для меня лично) — легко заблудиться, потому что хочется быстро и только вперед и раз и навсегда! , то есть только хороший контакт со специалистом и доверие к нему помогали увидеть и нужный путь (привет путеводному клубочку — колобочку), и выбрать подходящий способ восстановления (греющие угольки в печи Бабы -Яги), удалось не только познакомиться, узнать заново некоторые свои черты, грани, части? личности, но и примириться, договориться с ними, использовать для решения задач вне личного мифа.

Освоение мифа, как любая техника — требует навыков и дисциплины, для меня он оказался пространством расширяющимся, тут есть подсказки, есть ловушки, есть помощники, каждое действие, каждый образ несет в себе какую-то мысль, но без помощи и нужных знаний разобраться действительно трудно, самостоятельно бывает невозможно. Это как в сказках — постепенно, слой за слоем, открывается новый смысл. Можно жить на освоенной территории — это место силы, отдыха, можно решать проблемы по мере поступления — но я понимаю, любой инструмент работает только в умелых руках, благо что Баба Яга живет не так уж далеко, главное — правильно сформулировать задачу и не сходить с пути))

Наталья Д.

За несколько лет до… …я стала спускаться все ниже, вглубь, с усилием вворачиваясь в пространство, одновременно боясь, что оно сузится и я не смогу развернуться, и желая дойти до… я не знала до чего, но поворачивать назад не хотела. Наконец я наткнулась на дверь, толкнула ее и оказалась в комнате. Я сразу поняла, что здесь давно никто не бывал: чувствовалось запустение, запах пыли плыл в воздухе. Но было сухо, тепло и как-то еще… Я стала переставлять глиняные горшки на подоконнике, стерла пыль и поймала себя на мысли, что я совсем не боюсь этого полутемного дома, того, что здесь кто-то может быть. Удивительное чувство безопасности и покоя — вот что это еще было… Вот так и вышло, что к началу работы над созданием личного мифа я оказалась владелицей изрядного куска уже сделанной работы — у меня был образ дома и было ощущение этого дома.

Наши дни… Я долго думала, как вести свой рассказ, чтобы не перегрузить его деталями и сохранить волшебные переживания чуда, для которых и слова-то трудно подобрать? В итоге я решила просто зафиксировать то, что есть на сегодня — места, персонажи, события. Картина не будет логичной и стройной, потому что работа не завершена, а я наконец постепенно начинаю использовать миф для самостоятельной работы. Дом. Небольшой бревенчатый пятистенок в глубине двора. С момента нашего с ним знакомства он обжился, я пока почти не покидаю его. Разобраны комната и сени, побелена и покрыта пестрыми одеялами печь. Стол, стулья, лавка, занавески на окнах. Дом стоит на окраине деревни у леса. О том, что находится вокруг него, я сначала не задумывалась. Постепенно возникли службы-постройки, огородик, палисадник, небольшой забор-штакетник отделяет двор от улицы. По периметру хозяйство не огорожено. Идея прочного забора рассматривалась, но была отклонена. На охрану взята алабай Маня. За пару лет Маня ни разу не подвела. Деревня возникала постепенно. Я в какой-то момент подумала: а что это я как бирюк? Вроде, я есть и, вроде, меня нет. Увидела, что есть соседи, что по улице проезжают телеги, что зимой дети катаются с гор и до меня долетают их голоса. Ко мне заезжают в гости старые знакомые поболтать, но не приходит никто из семьи. Это какое-то ТОЛЬКО МОЕ МЕСТО. Есть еще в деревне больница. Туда я хожу со своим внутренним ребенком погонять злых теток в регистратуре. Окрестности. Пока не очень понятно что и где. Я была у Бабы Яги, я ходила за советом к Мировому Дереву, но как я их находила — не знаю. Знаю, что за домом начинается лес и поле, и если я перейду через него, то попаду в виноградник своего Отца. Люди. Виноградник находится на склоне холма, сразу за домом Отца. Там всегда солнечно, и, заезжая навестить, я обычно сижу на нагретом камне, пока Отец со своим другом Геннадием Васильевичем опрыскивают лозы. (Когда я «заселяла» Отца в свой миф, вдруг раздался голос Геннадия Васильевича «Федорыч, пора за дело!». Вот он так и остался там, хороший человек в хорошем месте) Мама с моей теткой живут в центре деревни в коттедже — и на земле, и в комфорте. У мамы обширный круг общения, чтение и музыка. Я не сразу заметила, что родители спрашивают друг о друге, но не встречаются… совсем… В какой-то момент в моем доме появилась девочка Наташа, ей иногда 5, иногда 7 лет. Вот мы с ней и живем — Наталья и Наташа. Иные обитатели. Русская псовая борзая — мой Инстинкт самосохранения. Со мной — с самого начала работы. Кошка Мурка — проводник детей в приют Бабы Яги. В какой-то момент меня «засыпало» детьми. Их подбрасывали на крыльцо, они встречались мне потерявшимися в поле. Кого-то я вернула родителям, кого-то отнесла в приют, т. к. не знала чьи они. Теперь эту работу автоматом выполняет кошка Мурка. Зверь — Черный кот. Живет на улице на дереве. При необходимости может зайти в дом. Ненадолго. Злой и агрессивный. Выполняет роль защитника. Домовой — внутренний критик. Живет за печкой. С тех пор, как удалось с ним договориться, количество удовольствий, которые я себе позволяю, значительно возросло.

Сказки, сны и факты. Почти 15 лет я не летала самолетом. Страх полета навалился внезапно, беспричинно, был связан, как показала работа с психотерапевтом, с отношениями с отцом. Этот сон случился через 2 дня после проживания одной из сказок. …Мы с семьей летим, самолет гудит, я прижимаюсь к мужу, чтобы хоть как-то успокоиться. И тут понимаю, что мы уже сели, что это гудение и было посадкой, торможением и пр. и мы уже стоим на земле. Первый раз лет за 15 лет я во сне приземлилась… Самолет по-прежнему не мой любимый вид транспорта, но я могу летать и делаю это.

Эльвира

Мы работали долго, это наверное можно назвать терапией. Сперва было в большей степени интересно — а как это, работать по сказкам и в личном мифе, что это вообще. Потом непонятно — что-то вообще происходит? Или я просто фантазирую на тему? Может все-таки надо было что-то из рациональных практик? Изначально выбор «не-рациональной» терапии был сделан «от противного» — если я люблю все рационализировать, то наверное лучше будет развивать именно нерациональное, чувственное, бессознательное. Но время шло, и часть, которая любит, чтобы все было понятно и объяснено все больше недоумевала. Если кому-то говоришь, что занимаешься с психологом и тебя спрашивают «и что изменилось» — непонятно, что ответить. Что изменилось во мне? Что-то, вероятно изменилось, но как это описать, как вычленить? Казалось, что результата нет или он какой-то невнятный, непонятный.

По прошествии времени я могу сказать — да, изменилось. Конкретно описать, что именно я все равно не могу, но так ли это важно? Мне стало лучше, спокойнее. Сам процесс оказался сокрыт от меня, он проходил где-то внутри, менялись какие-то установки, которые я, скорее всего, даже не осознавала.

Что я получила от терапии? Оформленное внутреннее пространство. Не какая-то условная темная комната, где «сам с собой беседу я веду», а большой мир с множеством локаций и персонажей, с которыми можно взаимодействовать. Умение общаться с собой, спрашивать себя и получать ответы. Я получила инструменты и инструкцию к ним. И в целом, спасибо Вам за проделанную работу.

Fill out my online form.


Вы можете обсудить эту тему на форуме.


Книги:

Переговоры с удовольствием. Садомазохизм в делах и личной жизни

Аннотация Успешный исход переговоров вдвойне приятен, если общение с партнером доставляет удовольствие, не так ли? Новая книга популярного российского психолога Александра Кичаева станет для вас проводником в мир секретных психологических... Подробнее