Статья. Не пей, Иванушка, козленочком станешь (с) Разбор проблем с психологом


У меня же не зря стоит в подписи: «злая и страшная»? Не зря. И, несмотря на гуманистический подход в работе, который я практикую, я бываю весьма сурова и категорична с клиентами. Чаще всего это случается, когда клиент со всей дури лезет туда, куда ему рано идти. Тогда я упираюсь и, забыв обычную свою мантру «кто я такая, чтобы вставать между вами и вашим выбором», говорю: «не пущу», вплоть до отказа от работы в выбранном направлении.

А все потому, что я умею видеть то, что обычно не очевидно свеженькой жертве, которая идет за экспой. Более того: умение прослеживать закономерности природосообразных связей — и есть то, от чего меня несказанно прет в моей ипостаси архетипической старушки.

Так, если зависимая девочка, не разобравшись с травмой и поперек разрешения Яги, уйдет в Сумрачный Лес, то она станет там одной из хищных крылатых кобылиц, которые лес охраняют и спят под могильными плитами и зависимыми мальчиками закусывают. А у любой человеческой девочки обычно есть в доступе более широкий выбор, чем быть удочеренной этими фестралами русского образца, и с людьми видеться только с гастрономическими целями. Нет, я, конечно, иногда хожу их подкармливать морковкой и чесать за ушком, но не особо часто: других дел много.

Я предупредила (кого это только когда останавливало?)

Зависимые мальчики более покладисты и чаще соглашаются, что туда не надо. Но если они не герои, которые к моменту прихода к избе Яги трансформируются в достаточной степени, чтобы получить от нее средство передвижения в царстве мертвых, то вариант для них немногим более привлекательный: остаются щенками во дворе, пока ума-разума не наберутся. Сказки как-то про это не говорят, но на практике рядом с охраняющей двор сукой вечно крутятся несколько приблудных щенков.


Интересно, действительно ли гештальт-терапевту проще работать с зависимостью, чем с отверженностью, как нарративщику и расстановщику?


Вы можете обсудить эту тему на форуме.