Специализируюсь по путеводным клубкам


Статья. Дно воронки отверженности. Акцентуация как способ компенсации травмы

Семейный психолог Yagaya-Baba.ru Статьи психолога   2014-04-21 10:17:00

Супружество и партнерство
О проекте "Супружество и партнерство"
Проблемы в паре супругов или партнеров, в том числе одного пола. Почему бывают и как с ними справиться.

Содержание статьи

Акцентуация — это не только и не столько раннедетская травма на фоне среды, но и врожденный темперамент. Поэтому вид цепочки проявления травмы неуниверсален, зависит как минимум от темперамента, а как максимум от индивидуальной жизненной истории. Но, взяв любую цепочку симптомов за кончик нити, можно распутать все и смотать путеводный клубок выхода из проблемы. А с цепочками других акцентуантов того же типа травмы поступать по аналогии. С конца — к началу.

Допустим, в итоге есть ситуация конфликта двух или трех сторон, в которой интересующий нас Проблемант ведет себя типичным образом и это выглядит со стороны как быстрое, резкое и максимально предельное дистанцирование от других сторон треугольника. Именно дистанцирование является маркером, что конфликт развивается не по треугольнику Карпмана-Берна, ибо какой же это треугольник, если при срабатывании какого-то (неизвестного пока, его и ищем) триггера один из участников схемы дистанцируется и вываливается из нее насовсем? Но и не здоровый это конфликт, т. к. поведение Проблеманта подозрительно типично.

В ситуации конфликта еще есть Пострадай, интересы которого и вступают в конфликт с интересами Проблеманта. И Проблемант назначен тем, кто должен отвечать за исправление негативных последствий для Пострадая. Назначается Проблемант на эту роль на выбор оной из трех сторон:
1. Пострадаем. «Ты сделал мне плохо, ты — агрессор, из-за тебя я страдаю. Ты — тот, кто должен сделать мне хорошо». Пострадай = жертва, спасителя явно не видно, и/или он в фоне, и/или он из окружения Пострадая, а не Проблеманта.
2. Самим Проблемантом изнутри себя в результате проекций прошлого опыта, когда никто кроме него не в курсе, что вот этот субъект отношений — Пострадай, то есть жертва, Проблемант — агрессор, а окружающие — кандидаты на роль Правоимеющих Экспертов.
3. Правоимеющим Экспертом, который назначает Проблеманта агрессором и требует контрибуции в пользу Пострадая. Или сожрать себя вместе с содержимым прямой кишки из чувства вины и стыда за то, что Пострадай пострадал, пока Проблемант был не в курсе, что он Пострадаю — агрессор.

Компенсация убытков Пострадая характерна тем, что она никогда не бывает достаточной для того, чтобы вопрос закрыть. Пострадай/Правоимеющий Эксперт никогда не удовлетворяются теми вариантами компенсаций, которые предлагает Проблемант или с него удается стрясти. Извинись. А теперь публично. А теперь другими словами. А теперь отдай мне право на конфликтный ресурс. А теперь пообещай, что ты никогда не будешь претендовать на ресурс такого типа кого бы то ни было. Нет, теперь сделай так, чтобы у меня всегда было право на этот ресурс, кто бы на него ни покушался. А теперь выплати компенсацию в свободно конвертируемой валюте. Компенсация должна быть чуть больше всего, что ты имеешь, чтобы ты уже не оправился и не стал достаточно сильным, чтобы заявить права на ресурс. А теперь отдай мне свое право на принятие твоих близких, они должны быть на моей стороне, как слабой и пострадавшей (важный пункт, так как выводит на сцену Правоимеющего Эксперта со стороны Проблеманта).

Проблемант является тем, кто отвечает за ситуацию, хотя при этом находится в позиции безответственного лица: не он сам себя назначил агрессором при жертве, даже когда себя назначил изнутри сам, потому что это прошлый опыт чревовещает травматичным образом. Он на себя ответственность за то, что другому плохо, не брал и взять не мог. Плохо Пострадаю изнутри себя. Если бы речь шла о здоровом конфликте интересов, то всегда можно было бы прийти к Выиграл/Выиграл, то есть найти форму и объем компенсационного пакета, при котором Пострадай чувствует себя удовлетворенным, а Проблемант отвечает за ситуацию приемлемым для себя способом. Но ненасытность аппетита Пострадая насчет компенсации совокупно с неудовлетворенностью Проблеманта показывают, что игра идет не про ответственность как таковую.

Но так как именно Проблемант демонстрирует типичное поведение (дистанцирование из отношений без возврата в них — и это маркер для разграничения травмы отверженных и травмы покинутых), то он — тот, кто будет «ответственным» лицом, находящимся в роли безответственного лица, отвечающего за ситуацию. То есть — носителем травмы, а не на самом деле ответственным.

ОК, идем дальше.
Дистанцирование происходит по факту назначения Проблеманта агрессором:
— или он сначала платит все возможные компенсации, а потом сваливает, балансируя во временной роли «агрессор, закрывший ситуацию компенсацией вреда», пока Пострадай и Эксперт не успели придумать, какой еще кусок живой жизни отгрызть;
— или он соглашается, что он агрессор, и, используя эту роль, опять же сваливает из отношений, избавляя Пострадая от мучений коммуникации с таким неудобным партнером.
Ключевое слово «свалить», причем насовсем, с признаками бойкота, когда пара игроков больше не соприкасается в живой жизни ни словом, ни взглядом.

В том случае, если агрессором Проблеманта назначал Правоимеющий Эксперт, то Проблемант дистанцируется от него, а не от жертвы-Пострадая. Признавая свою роль в нанесении вреда Пострадаю или нет — это неважно. Компенсируя разнообразно этот вред или нет — это неважно. Ощущая себя правым или неправым в ситуации — это неважно (ощущение правоты вообще не влияет на согласие компенсировать вред в этой схеме).
Важно только это: «ЕСЛИ ТЫ МЕНЯ СЧИТАЕШЬ АГРЕССОРОМ, ТО МЕНЯ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ». Действительная агрессия, косяки и прочая лажа во время всей этой игры с гарантией компенсируются в ходе возмещения вреда. Ключевое слово «считаешь агрессором», а не «я причинил тебе вред». Если «я причинил вред», то я могу исправить последствия и попросить прощения, а на будущее сделать выводы, как в ситуацию больше не попадать, то есть взять на себя ответственность за коммуникацию с этим субъектом отношений/свое поведение в подобном типе ситуаций и так далее. Но если «ты считаешь, что я — агрессор в отношении тебя/в отношении третьего слабого» — это триггер, который запускает травму отверженности: «меня не должно быть», так как ничего из того, чем я могу ответственно компенсировать свое безответственное поведение, за которое должен отвечать, не поможет изменить твое мнение обо мне.
Невербализуемый опыт внутриутробного развития и младенчества, когда мама считала, что ребенок — зло, или ее партнер, из-за которого появился ребенок, — зло, и определяет поведение взрослого Проблеманта, который считает, что его должно не быть.

ЗЫ: Неужели я сложно делаю выкладки? Смотрела сегодня дурацкий сон, где ко мне на семинар записался новичок, которому другой приключенец из числа слушателей доверительно сообщал, что понять то, что я объясняю, он не может, как ни старается, хотя усердно слушал и наравне с другими сдавал задания в виде проективных тестов.

Прости меня, я больше не буду можно принять только в том случае, если формат отношений или дистанция с накосячившим партнером по отношениям изменятся. Иначе это негигиенично и небезопасно

Fill out my online form.


Вы можете обсудить эту тему на форуме.


Или оставить свой комментарий на странице.
comments powered by HyperComments


Книги:

Развитие иноязычной коммуникативной компетентности студентов

В монографии раскрывается проблема и дается характеристика процесса развития иноязычной коммуникативной компетентности студентов неязыковых вузов; уточняется тезаурусное поле понятий «компетентности» и «иноязычной коммуникативной компетентности»; приводятся результаты оценки практики формирования данной... Подробнее