Специализируюсь по путеводным клубкам


Медведева И.А. Мать гладит по шерсти, а мачеха насупротив: коммуникативные модели поведения через призму теории архетипов

Цитаты Yagaya-Baba.ru Статьи психолога   2018-10-07 11:26:00

Содержание цитаты

Медведева И.А.
Мать гладит по шерсти, а мачеха насупротив: коммуникативные модели поведения через призму теории архетипов

Пристальное внимание ученых к личности коммуниканта делает все более тесными связи лингвистики с психологией. При этом и психология, и лингвистика, внося свой вклад в оптимизацию процесса общения, не только дополняют друг друга, но и взаимно полезны: нет более удобного доступа к душе человека, кроме как через язык, вместе с тем именно психология со своим многочисленным багажом ценных сведений о человеке и его возможностях часто выступает навигатором лингвистического поиска.

Цель настоящей работы — предложить типологию моделей коммуникативного поведения с опорой на теорию архетипов. В рамках исследования под архетипом понимается модель вербального поведения, для которой характерны специфические интенции, лингвистические маркеры, схемы текстообразования и амбивалентность намерений и действий.

В результате дискурс-анализа текстов была составлена следующая классификация архетипов.

Архетип матери. Интенциональная установка проявляется в желании помочь и эмоционально поддержать собеседника: говорящий жалеет, утешает, сочувствует, сострадает, поддерживает, предлагает помощь, откликается на просьбы, заботится, выражает любовь, хвалит, умиляется. Среди лингвистических маркеров архетипа можно выделить глаголы со значением сопереживания (сочувствую, понимаю, верю); лексемы, описывающие действительность как враждебную среду по отношению к собеседнику (проблемы, испытания, страдания), а его самого представляющие как страдальца (бедный, уставший, натерпевшийся), часто реализуются тактики подбадривания, похвалы (молодец, умница), много прилагательных с положительной оценкой (хороший, лучший, любимый, талантливый), ласковых обращений, часто звучат предложения помощи, задаются вопросы о эмоциональном состоянии и здоровье.

Тень мачехи. Интенциональная установка проявляется в желании эмоционально задеть, дистанцироваться: говорящий демонстрирует равнодушие, нелюбовь, прогоняет, высмеивает, подкалывает, язвит, оскорбляет, давит на больное. Среди лингвистических маркеров можно выделить: утверждения о разных типах неполноценности собеседника (недостаток интеллектуальных или иных способностей, внешние изъяны), которые часто преувеличиваются; обороты, дискредитирующие авторитет человека и его потребности (Кого вы слушаете? Чего захотел?); существительные и прилагательные с негативной оценкой (дурак, дальтоник, дурной, посмешище); глаголы со значением неприятия, нелюбви (не люблю, ненавижу, не принимаю, не понимаю), лексемы, подчеркивающие дистанцию с собеседником (мы разные; я так, как ты, не поступаю; у меня так не бывает).

Архетип отца. Интенциональная установка проявляется в желании утвердить или защитить определенный порядок (закон, традиции, интересы), подчинить авторитету, побудить собеседника к действию: говорящий требует, приказывает, поручает, устанавливает правила, повелевает, принуждает, сообщает о решении, призывает к ответственности, обвиняет, поощряет, награждает, оценивает, судит, защищает, контролирует, призывает быть сильным и т. д. Среди лингвистических маркеров можно выделить следующие: ссылки на авторитет (закон, традиции); активное использование категории «свой/чужой», с помощью которой подчеркивается уважение чужих границ и неприкосновенность своих; глаголы в повелительном наклонении без слов-смягчителей (принеси, сделай, выполни); глаголы, обозначающие само волеизъявляющее действие (требую, настаиваю, решаю); слова со значением долженствования, дозволения или недозволения (надо, можно, нельзя, приемлемо, неприемлемо); глаголы и существительные, передающие положительную социальную оценку (уважать, чтить, статус, авторитет, достоинство); лексемы, обозначающие соответствие действий собеседника заданным правилам (правильно, неправильно, справедливо, несправедливо, законно, незаконно); правила часто формулируются с помощью предлога «если… то…».

Тень тирана. Интенциональная установка проявляется в желании подчинить своей воле окружающих: говорящий безосновательно обвиняет, требует, диктует, угрожает, запугивает, карает, милует, подкупает и т. д. Среди лингвистических маркеров можно выделить глаголы в повелительном наклонении (сделай, скажи, иди), образующие грубые требования и распоряжения, часто сопровождающиеся поторапливающими словами (быстро, живо, немедленно); вопросы, обозначающие контроль чужих действий (Зачем ты это делаешь? Я разрешал?); обороты, эксплицитно или имплицитно демонстрирующие политику «двойных стандартов» (тебе нельзя, а мне можно); может присутствовать апелляция к семейному, дружескому или социальному долгу (я же твоя сестра, друг, начальник), глаголы с агрессивной физиологической тематикой (убью, оторву, получишь, всыплю); скрытые или косвенные угрозы (Ты знаешь, что будет, если…); стратегия «крючок прошлого одолжения» (Я же тебе в прошлый раз помог).

Архетип старца. Интенциональная установка проявляется в желании дать интеллектуальную поддержку собеседнику: говорящий подсказывает, объясняет, разъясняет, советует, рекомендует, делится опытом, приводит примеры, показывает пути и возможности решения вопроса и т. д. Среди лингвистических маркеров можно выделить вопросы на уточнение параметров ситуации (кто? где? как? зачем?), цель которых — подвигнуть собеседника к анализу, нейтрализовать эмоции; обороты, обозначающие смену ракурса (Если посмотреть на это с другой стороны? Как бы ты поступил на его месте? Как выглядит ситуация с его стороны?); глаголы, представляющие положительный опыт собеседника (приобрел, научился, получил, стал); аналогии (Это можно сравнить с…); нарративы, транслирующие личный опыт говорящего, закономерности, тенденции, результаты исследований, авторитетные тексты; обороты, подчеркивающие относительность любых выводов (Любую теорию можно опровергнуть. Все относительно. Все зависит от целей, которые ты ставишь перед собой).

Тень критика. Интенциональная установка проявляется в желании исправить, научить: говорящий критикует, поучает, читает мораль (лекции), акцентирует внимание на ошибках, настаивает на использовании его личного опыта и т. д. Среди лингвистических маркеров тени можно выделить: отрицания (не верно, не правда, не так), монологическую речь; вопросы, в которых уже заключен ответ (Разве это важно?); обороты, подчеркивающие интеллектуальное превосходство говорящего (как эксперт могу сказать, я столько всего видел); обороты, показывающие отрицательный опыт собеседника (потерял, не понял, деградировал, сделал ошибку); обороты, повышающие важность личного опыта говорящего (Я тебе сказал, как сделать. Плохого не посоветую).

Архетип ребенка. Интенциональная установка проявляется в желании получать эмоциональную и интеллектуальную помощь, быть уважаемым, оцененным по достоинству: говорящий просит о помощи и об оценке, благодарит за помощь, соглашается с чужим мнением, советуется, учится, слушает, интересуется, ждет одобрения и похвалы, делится своим самочувствием, мыслями, спрашивает разрешения, принимает правила и ответственность, отчитывается и т. д. Среди лингвистических маркеров можно выделить такие: просьбы о помощи и совете (помогите, как мне поступить?), высказывания, отражающие готовность человека брать на себя ответственность (Что я должен делать? Что входит в мои обязанности?), обороты, обозначающие запрос обратной связи (Вам понравилось? Что вы скажете?); лексемы, репрезентирующие ценности говорящего (ценю, восхищаюсь, всегда хотел, верю в, серьезно отношусь к, интересно, неинтересно); искренние рассказы о себе, своем состоянии (чувствую себя плохо, волнуюсь, мне обидно, я боюсь, я надеюсь, я так рад), которые часто сопровождаются самохарактеристикой, отражающей готовность говорящего довериться, сократить дистанцию (Я говорю искренне / честно / откровенно / от всего сердца).

Тень разбойника. Интенциональная установка проявляется в желании быть независимым, убрать ограничения, присутствует стремление к борьбе, неприятие авторитета и чужого мнения: говорящий закрывается, устанавливает дистанцию, отказывается от помощи, протестует, борется, спорит, нарушает правила, отрицает авторитет, не слушает и т. д. Среди лингвистических маркеров можно выделить отрицательные частицы (не хочу, не буду); слово «нет» и его эквиваленты (ни за что, еще чего, больно надо); лексемы со значением обесценивания (все равно, безразлично, не нужно, не интересно); местоимение «сам» (сам знаю, я сам); обороты, отрицающие ответственность говорящего (Я не хочу этим заниматься. Я не буду за это отвечать); высказывания, ставящие под сомнение авторитет собеседника (Кто вам сказал, что я должен? Почему вы распоряжаетесь?), обесценивающие помощь и поддержку (сам справлюсь, я не просил мне помогать, я не нуждаюсь в); лексемы, реализующие семантику войны (буду бороться, на войне как на войне); существительные и прилагательные с негативной оценкой в самохарактеристиках (хулиган, злой, гуляка).

Архетип любовника. Интенциональная установка проявляется в желании расположить к себе, добиться близости, ответной симпатии: говорящий соблазняет, признается в симпатиях, делает комплименты, говорит чувственно, вызывает желание сделать что-либо, говорит с аппетитом, рассказывает восторженно, заражает эмоциями удовольствия и т. д. Среди лингвистических маркеров можно выделить следующее: лексику со значением физиологических состояний и телесных реакций (приятно, горячо, аппетитно, мурашки по коже, вкусно), глаголы чувственного восприятия (наслаждаюсь, испытываю, чувствую, ощущаю, пробую), слова со значением эмоционального отношения (люблю, обожаю, симпатизирую, притягивает, влечет, блаженство, соблазнительно, страстно и др.); лексемы, раскрывающие тему телесной любви и привлекательности (сексуальный, возбуждает); метафоры с природной семантикой (пожар, пламя, стихия, огонь, ураган); экспрессивный синтаксис; комплименты, высказывания, раскрывающие положительное влияние, которое собеседник оказывает на говорящего (С вами приятно. Я становлюсь лучше); стратегии самопрезентации.

Тень строптивого. Интенциональная установка проявляется в желании отдалиться от собеседника, свести его инициативу в отношении себя к минимуму: говорящий акцентирует внимание на неприятных вещах, изъявляет неудовольствие, говорит брезгливо, досадует, выражает неприязнь, отвращение, раздражение и т. д. Среди лингвистических маркеров тени можно выделить лексемы, обозначающие недовольство, раздражение и другие негативные эмоции (надоел, достал, не терплю, раздражает, действует на нервы), которые могут подчеркиваться словами-интенсификаторами (очень, сильно, ужасно, бесконечно, безумно, смертельно); сравнения и метафоры с той же семантикой (смертельно, дико, убийственно, больной); отрицательные местоимения и частицы (Никто не понимает. Нет ничего хорошего. Нет никаких сил); лексику, транслирующую неприятные ощущения (дискомфорт, не выношу, сыт по горло, все уши прожужжал, отвратительно); глаголы, раскрывающие отрицательный опыт общения с собеседником (расстроилась, раздражаешь, мотаешь нервы, цепляешь, дергаешь); стратегии самопрезентации, для которых характерно либо преувеличение достоинств, (Я лучше всех. Тебе повезло со мной), либо явное их принижение (Я злая тетка. У меня всегда так).

Активируясь в речи, каждый архетип вне зависимости от контекста сохраняет свою интенциональную установку и может быть определен по специфическим лингвистическим маркерам.



Вы можете обсудить эту тему на форуме.


Книги:

Скетчбук, который научит вас рисовать!

О чем эта книга Всегда мечтали научиться рисовать? Эта книга - ваш шанс. Преподаватель Робин Ланда воплотила полноценный университетский курс рисования в яркой и стильной книге, которую так и хочется... Подробнее