Тексты сказок. Литовские сказки. Ночлег у лауме


Кербелите Б.
Литовские народные сказки

Были дед с бабой, и у них был один сын Станисловас. И он пошел за лыком.

А когда-то было такое: кто ночует в избушке в лесу, того лауме убивает. Баба не пускает его:

— Не ходи, сын, не ходи!

— Пойду.

Он взял стакан, воды налил и поставил. И говорит маме:

— Следи: пока я буду живой, так стакан останется полным. А если случится какое несчастье, воды станет меньше.

Он повязал на шею платок, взял три головки лука, и пошел за лыком. Надрал лыка, и стало темно. Он пошел домой и нашел избушку. «Зайду и переночую». Зашел — сидит баба. Говорит:

— Тетя, может быть, примешь меня ночевать?

— А, сын, каждый день у меня ночуют. Я и баню истопила, может быть, замерз, так будет теплее.

А в ее бане стоит печка, полная горящих угольев. Он пришел, лег и заснул. И спит. Лауме прибегает ночью и поет:

Спят ли гости,

Поют ли петухи,

Ржут ли кони, просят ли овса?

Головка лука ответила:

Не спят гости,

Не поют петухи,

Не ржут кони, не просят овса.

Так и сгорела эта головка [лука] в раскаленных угольях.

Лауме побежала домой: [он] еще не спит. Побыла минутку — она и опять прибежала, она и опять так поет:

Спят ли гости,

Поют ли петухи,

Ржут ли кони, просят ли овса?

Опять головка лука ответила:

Не спят гости,

Не поют петухи,

Не ржут кони, не просят овса.

И эта [луковица] жак (1)! в раскаленные угли — и сгорела. Лауме опять побежала домой. Побыла, и снова прибежала, и опять поет:

Спят ли гости,

Поют ли петухи,

Ржут ли кони, просят ли овса?

И головка лука снова ответила:

Не спят гости,

Не поют петухи,

Не ржут кони, не просят овса.

И эта жак! — сгорела.

Лауме побыла и опять прибегает, и спрашивает:

Спят ли гости,

Поют ли петухи,

Ржут ли кони, просят ли овса?

Тогда платок ответил:

Не спят гости,

Не поют петухи,

Не ржут кони, не просят овса.

А она ждет, не дождется. А тут уже день скоро. Побыла, прибежала, спела — никто не отвечает. И зарезала этого Станисловаса. Нацедила в бутылочку крови живучей и могучей. В бане было корыто — и положила его [Станисловаса] под корыто.

А мама следит, следит — уже воды половина стакана. «Его уже нет».

— Так, дедуля, уже нет нашего Станисловаса — уже воды половина стакана.

Дед встал утром и пошел его искать. Идет, идет — нашел избушку. Видит — лежит ноша лыка. Вошел, говорит:

— Уважаемая, может быть, человек ночевал у тебя?

— Нет! Всегда ночуют, а сегодня никто не ночевал.

Но кукушка стала куковать:

Ку-ку, ты, дедуля,

Ку-ку, это не женщина,

Ку-ку, лауме-ведьма,

Ку-ку, погубила

Ку-ку, твоего сына

Ку-ку, Станисловаса

Ку-ку, и положила

Ку-ку, в бане

Ку-ку, под корыто.

Она прогоняет кукушку:

— Что тут она кукует? Разве поймешь кукушку!

А дед не верит:

— Пойду — посмотрю в баньке.

Приходит — корыто стоит. Перевернул — это его сын!

— Ах ты, падла, разве кукушка не правду говорила? Излечи, чтобы стал живым!

Она скоро помазала ему той кровью губы, грудь, ямочку на шее — и ожил. Он потягивается:

— Так, тятя, это ты здесь?

— Здесь, сын.

— Я так хорошо спал! Я был усталый, так спал.

— Ты, сынок, уже на весь век был положен под корыто.

Дед со Станисловасом взяли и убили лауме:

— Вот тебе за это, людей не губи!

***

К 1.2.1.7. / АТ —. Анеле Челнюкене, 65 лет, деревня Клюкай, приход Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Юозас Айдулис, 1934. LFCh 399.

Имеется 12 вариантов самостоятельного сюжета и 3 варианта — фрагменты в составе других сюжетов. Герой публикуемого текста (сын) сознательно хочет переночевать в опасном месте и остаться в живых. Королевич ночует в доме невесты / сын / дети ночуют в доме отца; в доме / с отцом живет ведьма. / Ведьма превращает королеву в лебедя / утку. Птица высиживает детей из своих яиц / из пуль, которыми муж хотел подстрелить лебедя, / из слюны мужа и посылает их к отцу. Сын / брат оставляет дома стакан с водой / вешает полотенце и говорит: когда он погибнет, воды в стакане станет меньше / кровь начнет капать с полотенца / платка. Вместо спящих людей ведьме отвечают: кольцо, платок и головка лука / яблоко, орех и ягода клюквы / орешки / яички-болтуны / сын с большой палец. Варьируется оживление убитого / убитых: ведьма мажет губы и грудь убитого его кровью / мать перебрасывает кровь сына / головки или кости детей через свое плечо / кукушка ударяет крылом по руке убитого.

Ср. № 87, 88.

ЭС — элементарные сюжеты

1. Жак — междометие, выражает быстроту падения или удара.


Вы можете обсудить эту тему на форуме.