Специализируюсь по путеводным клубкам


Куимова В.М. Личность творца сквозь призму архетипических представлений

Цитаты Yagaya-Baba.ru Статьи психолога   2018-05-14 08:35:00

Куимова В.М.
Личность творца сквозь призму архетипических представлений // Ярославский педагогический вестник — 2018 — № 1.

Ученый (Юнг) описал множество таких структур, дав им условные названия: Эго, Самость, Трикстер, Персона, Тень, Анима, Анимус, Отец, Мать, Старец, Герой, Младенец, Дева.

Рассмотрим их подробнее для дальнейшей экстраполяции в сферу изучения творческой личности.

В аналитической психологии Эго понимается как комплекс, включающий содержимое сознания. Этот концепт входит в структуру психики наряду с бессознательным. Эго индивидуально и уникально, оно является центром поля сознания.

Гораздо шире этого понятия определяется Самость. Этот архетип представляет собой целостную психологическую структуру — конфигурацию врожденных качеств личности и влияния окружающих. По утверждению К. Юнга, Самость — это «не только центр, но также и вся окружность, которая включает как сознательное, так и бессознательное, она является центром этой всеобщности, точно так же, как Эго является центром сознания».

Архетип Трикстера реализует защитный механизм психики, который обеспечивает перенаправление энергии внутреннего психического напряжения на формирование творческого результата, нарушающего существующие каноны. Он не всегда носит социально приемлемый характер. Трикстер связан с шутовством, двойственностью, лукавством и даже обманом.

Два других архетипа, Тень и Персона, противопоставлены друг другу. Персона или Маска — это социальная роль, которую человек играет, следуя общественным требованиям. Эта структура скрывает слабые и болезненные места психики. Она необходима для удовлетворения потребности в социальной адаптации. В то время как Тень — архетип, служащий сосредоточением материала подавленного сознания. Архетип Тени включает представления, противоречащие социальным стандартам, и желания и воспоминания, отвергаемые человеком. Это не только негативные качества личности, но и влечения и способности, заброшенные человеком в силу обстоятельств.

Два других полярных и одновременно взаимозависимых архетипа, Анима и Анимус, связаны с феминным и маскулинным началами. К. Юнг связывает Анимус с мужской частью души, которая связана с категорическими мнениями, обращена вовне и стремится к сдержанности, а Аниму — с женской частью души, отвечающей за настроения, добродетельной и обращенной к внутренней жизни. Соотношение этих архетипов в человеке не зависит от биологического пола. Они функционируют в филогенетически глубинном слое бессознательного. Женское начало при этом персонифицируется в Эросе (любви и родственных узах), мужское — в Логосе (рефлексии и разуме). Эти паттерны олицетворяют собой обобщенные образы всех матерей и отцов, живших ранее.

Архетип Матери имеет как позитивные, так и негативные коннотации, связанные со злом. Как отмечает К. Юнг, эту амбивалентность можно увидеть в богинях судьбы — Мойре, Грае, Норнах. Для данного архетипа характерны такие качества, как материнская забота и сочувствие, магическая власть женщины, мудрость и духовное богатство. Мать — всегда главенствующая фигура там, где происходит магическое превращение или воскрешение. В негативном плане, считает Юнг, архетип Матери может означать тайное, загадочное, темное. Пример двойственности этой фигуры — «образ Девы Марии, которая является не только матерью Бога, но также, согласно средневековым аллегориям, и его крестом. В Индии „любящей и страшной матерью“ является парадоксальная Кали». Архетип Отца не обладает такой двойственностью. Он определяет отношение человека к «мужчине, закону, к государству, к разуму». Также первоначально архетип Отца может быть образом Бога, власти и борьбы.

В концепции К. Юнга, помимо Анимуса и Отца, существуют два других маскулинных архетипа — Герой и Мудрый Старец. Старец является психической персонификацией того, что ученый обозначил как Дух. Он характеризуется такими чертами, как затворническая замкнутость, мудрость и магическая сила. Образ старца дополняется символами вечности и бренности.

Герой по своим функциям отличается от старца фаллическим началом. Этот архетип, по К. Юнгу, олицетворяет собой самое высокое и самое сильное стремление: «Главный подвиг героя заключается в том, чтобы преодолеть чудовище мрака: это долгожданный триумф, триумф сознания над бессознательным». В античной мифологии нередко образ героя сливается с архетипом Младенца. В таком случае для него свойственны чудесное рождение, невзгоды раннего детства и гибель «от незначительного».

В целом, важно учитывать, что в юнгианской традиции, опирающейся на представления Фрейда о детстве и о судьбе ребенка, для архетипа Младенца ключевой характеристикой становится состояние одиночества. В детском возрасте он оставлен родителям и встречается с опасностью. Этот архетип, пожалуй, подвергается наибольшей спекуляции в произведениях массовой культуры….

Еще одним эксплуатируемым в массовой культуре архетипом является архетип Девы, или Коры. Если говорить об истоках образа, то в греческом пантеоне он представлен в нескольких ипостасях. Девичество богини Артемиды выражает уравновешивание грубой реальности — непокоренную девственность и ужас рождения. Связь между ней и матерью слабее, чем между Корой Персефоной и Деметрой. Персефона же воплощает в себе две формы существования, каждая из которых «развита до предела и противопоставлена другой». Одна форма существования (мать — дочь) мыслится как жизнь, а вторая (девушка — муж) — как смерть. «Мать и дочь составляют единое целое, единство, находящееся в пограничной ситуации, — естественное единство, которое так же естественно несет в себе семя саморазрушения», — утверждает К. Юнг. Афина и Артемида — подруги детства Персефоны. Они присутствовали при сцене ее похищения — так миф объединяет в себе три ипостаси Коры. Артемида и Персефона при этом представляют две стороны одной медали, где первая — активная, ассоциирующаяся у древних греков с убийством, а вторая — пассивная, как жизнь цветка.

Власть Зевса же разделяет Афина-Паллада. Ее девичество мыслится не в проекции отношений с матерью или мужчиной, которому могла принадлежать богиня. Согласно теории Юнга, греческая идея божественности впервые теряет сексуальность. При своем девичестве Афина не теряет черт, присущих мужским божествам («интеллектуальное и духовное могущество»).

Таким образом, согласно теории Юнга, архетип соотносится с социальным и морально-нравственным опытом в его конкретном воплощении и представляет собой систему установок, которая включает одновременно образы и эмоции. Они задают общую структуру личности — матрицу, возникающую в бессознательном. Актуализация архетипических представлений в создании собственного образа является невротической защитой от социума, что характерно для понимания психоаналитического дискурса художественного творчества, а последующие интерпретации — небезосновательной систематизацией упрощением структуры личности. Тем не менее именно эти концепты становятся опорными для массового сознания, и в связи с чем архетипы подвергаются эксплуатации в массовой культуре.



Вы можете обсудить эту тему на форуме.


Книги:

О некоторых символах в славянской народной поэзии. О связи некоторых представлений в языке. О купальских огнях и сродных с ними представлениях. О доле и сродных с нею существах

Предлагаем вашему вниманию cборник работ А.А.Потебни. В сборник вошли следующие произведения: "О некоторых символах в славянской народной поэзии". "О связи некоторых представлений в языке". "О купальских огнях и сродных с... Подробнее