Специализируюсь по путеводным клубкам


Паранойя. Симптомы и психологическая коррекция


Паранойя. Симптомы и психологическая коррекция

Содержание кейса

Нарративные методы работы с параноидальными нарушениями

Кроме обсуждения проблем, для компенсации параноидальных нарушений подходит проживание сказок.
Ряд негативных личностных качеств формируется в доречевом периоде развития, в связи с чем причины их появления с трудом поддаются коррекции методами рационально-эмотивной терапии. Разрешить выявленное противоречие возможно, если использовать сказочные истории, влияющие на личностные конструкты, преимущественно находящиеся в пространстве бессознательного. Проживание в личном мифе определенных сказочных историй позволяет осуществить коррекцию негативных личностных качеств.
В ходе работы клиент проходит входное тестирование, овладевает медитативными техниками и проживает сказочную историю при сопровождении специалиста.

6-я шкала: (параноидности или ригидности аффекта)

6-я шкала MMPI с единственным пиком в профиле, не выходящим за рамки нормального разброса, отражает устойчивость интересов, упорство в отстаивании собственного мнения, стеничность установок, активность позиции, усиливающуюся при противодействии внешних сил.
Лицам такого типа свойственна практичность, трезвость взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт, синтетический склад ума с выраженным стремлением к системным построениям и конкретике, к точным наукам и сферам знаний.
Лица с ведущей 6-й шкалой в профиле проявляют любовь к аккуратности, верность своим принципам, прямолинейность и упорство в их отстаивании.
Изобретательность и рациональность склада ума может сочетается с его недостаточной гибкостью и трудностями переключения при внезапно меняющейся ситуации.
Им импонирует точность и конкретность, раздражает аморфность, неопреде-ленность заданий, безалаберность и неаккуратность окружающих людей.
В межличностных контактах проявляется чувство соперничества, соревновательности, стремление к престижной роли в референтной группе.
Высокая эмоциональная захваченность доминирующей эгоистической идеей, способность «заражать» своей увлеченностью других и выраженная склонность к планомерности действий является фундаментом для формирования лидерских черт, особенно при хорошем интеллекте и высоком профессионализме.
Коротко говоря, люди такого типа аффективны, обидчивы, упрямы, трудолюбивы, изобретательны, искренни и наивны. Им может быть свойственна жесткость, злобность и ригидность мышления.
Ригидность аффекта у лиц такого типа связана главным образом с эгоистическими побуждениями, а особенности поведения обычно являются ответом на действия окружающих, воспринимаемые аффективно, как ущемляющие личность и уже на этой основе осуществляется построение ригидных личностных установок.
Формирование таких установок зачастую происходит на основе ошибочного восприятия или неправильной интерпретации ситуаций межличностного взаимодействия. Такие ситуации представляются как внутренне логично обоснованные и даже опирающиеся на реальные факты попыток личностного ущемления.
Ригидный аффект, связанный с эгоистическими побуждениями, обусловливает злопамятность. С ним связано и длительное переживание собственных успехов, причем это переживание включает гордость своей ценностью, повышенное себялюбие и недовольство отсутствием или недостаточностью признания со стороны окружающих.
Лица такого типа значимо озабочены своим престижем и отличаются повышенной чувствительностью по отношению к действительным или мнимым несправедливостям.
Сочетание сензитивности с тенденцией к самоутверждению порождает подозрительность, критическое, враждебное или презрительное отношение к окружающим, упрямство, а нередко и агрессивность.
Лица такого типа честолюбивы и руководствуются твердым намерением быть лучше и умнее других, а в групповой деятельности неизменно стремятся к лидерству.
Они неспособны к психическому «вытеснению» и в силу этого для удовлетворения честолюбия и «психической оптимизации» жизнедеятельности постоянно нуждаются в реальных достижениях, подтверждающих их престиж и значимость.
Подобная тенденция может формировать высокую мотивированность и большую продуктивность в областях и видах деятельности, где уровень достижений определяется и зависит от уровня мотивации, упорства и достаточно нормирован.
Даже умеренное повышение показателей 6-й шкалы обычно указывает на аффективную ригидность, склонность к подозрительности, тенденцию к обдумыванию действий окружающих, представляющихся некомпетентными или недобросовестными, особенно в соблюдении норм и правил деятельности.
Базисной основой такого типа поведения является наиболее глубинная, мало изученная и, в силу этого, не вполне очевидная и однозначная по влиянию на психику система предметного взаимодействия, формирующаяся на очень ранних стадиях онтогенеза.
В процессе психического развития формируются механизмы предметного взаимодействия. Происходит своеобразный процесс изучения предметных свойств и их посреднического значения между личностью и объектами (родителями).
Сама система объектного взаимодействия начинает развиваться и усложняться через предметы в виде игрушек, посуды, одежды и т. д.
Данный процесс весьма стабилен и в силу неразвитости социализированных психических структур и в силу относительно малой значимости предметных функций для этого процесса. Однако, и в нем могут происходить своеобразные отклонения, формирующие поведенческие особенности.
Выражаются они в большем для психики предметном посредническом значении. То есть, в нормальном функционировании, психика, пройдя стадию посреднического предметного развития, переходит в другую стадию, нормально используя предметы исключительно с позиции их функциональности.
В нашем случае, своеобразие выражается как процесс наделения предметов некоторыми объектными свойствами или, более точно — как неполное разделение предметных и объектных свойств.

Источник

Собчик Л.Н. СМИЛ. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности.

Предмет, будучи исключительно функциональным посредником в процессе объектного взаимодействия, перетянул на себя часть объектных свойств и сам превратился в своеобразный объект.
Такое своеобразное «застревание» на стадии предметного взаимодействия всегда сопровождается тремя основными поведенческими свойствами, ранжированными по степени формирования.
Первое — бессознательное стремление к овладению неограниченным количеством предметов потребления и, как высшая стадия — материальное (денежное) накопление как бессознательная тенденция бессмысленного (неупотребляемого) владения.
Второе — четкое и особое структурное отношение к предметному взаимодействию.
Такое отношение выражается в бессознательном стремлении к порядку, чистоте, опрятности, разработке ритуалов уборки жилья, определения обоснованного места для каждого предмета и четкое соблюдение правил и порядка его использования и т. п.
Третье — перенос и использование правил предметного взаимодействия в системы социализированного объектного взаимодействия.
Если первые два основных поведенческих свойства относительно мало влиятельны на общую структуру поведения и могут рассматриваться как «хобби», то третье весьма значимо и может служить основой для широкого поведенческого многообразия.
Третье поведенческое свойство корректирует проявления двух важных личностных психических качеств — агрессивности и волевых компонентов.
Агрессивность и воля в поведенческих проявлениях особенностей психической структуры — это, в определенной степени, проявления активности соперничества как состояния межличностного взаимодействия и сам уровень ее эффективного проявления.
В нашем случае система объектного взаимодействия является предметной и активность реализуется опосредованно через предметное взаимодействие не проникая в системы прямого межличностного взаимодействия. Поэтому у лиц такого типа трудно встретить ситуации проявления открытой межличностной агрессии и они редко участвуют и стараются избегать ситуаций, требующих крайних проявлений значимых волевых свойств.
И активность и воля концентрируются в рамках функциональных свойств межличностного взаимодействия. Сама система взаимодействия строится и осуществляется на принципах функционального взаимодействия. Поэтому структурной основой взаимодействия и является нормирование и регламентация. И внутреннее отношение и внешние проявления отражают эту нормированность и формируют поведенческие особенности.
Не удивительно, что лица такого типа обладают большой устойчивостью к стрессообразующим ситуациям. Их просто не затрагивают внефункциональные проявления взаимодействия, они не воспринимают и не понимают, чего от них хотят вне рамок норм и правил, зато великолепно ориентируются в рамках правил и активно и настойчиво (проявление воли) участвуют в наведении справедливости при их нарушении.
Способность жить по правилам для них единстванная доступная система межличностного взаимодействия. Нарушение правил ставит их в тупик и «вынуждает» бессознательно «обесценивать» и ситуации таких нарушений и лиц, их формирующих.
Невозможность избежать таких ситуаций (должностное производственное взаимодействие, социально-бытовое, вынужденно групповое) провоцирует максимальную концентрацию активности (агрессии) и воли на изменение таких ситуаций и приведение их в соответствие с понимаемыми нормами и правилами.
Последствия такой борьбы на уровне клинической поведенческой дезадаптации формируют широкую гамму поведенческих свойств, от компульсивных неврозов, до параноидных конструкций обширной модификации.
И клиническая дезадаптация и нормальные проявления поведенческих особенностей отражаются строением профиля личности.
Сочетание пиков на 6-й и 1-й шкалах характерно для лиц, у которых беспокойство за состояние физического здоровья развивается на базе аффективной ригидности. При этом число неприятных физических ощущений невелико, но значимость соматических ощущений и их влияние на поведение весьма высоки.
Пики на 6-й и 2-й шкалах MMPI отражают склонность к возникновению аффективно насыщенных бредоподобных идей у исходно субдепрессивных личностей и наличие тоскливо-злобного построения.
При таких особенностях часто проявляются трудности в системе межличностных отношений, а подозрительность и злобность способствуют нарушению социальной адаптации.
О глубокой дезадаптации свидетельствует и сочетание пиков на 6-й и 3-й шкалах. В этом случае стремление ориентироваться на внешнюю оценку наталкивается на представления о враждебности со стороны окружающих.
В результате сочетания этих тенденций, подозрительность и агрессивность подавляется при социальных взаимодействиях и даже декларируется положительное отношение и к окружающим и к ситуациям взаимодействия. Однако, иногда, для давления на окружающих применяются немногочисленные, но упорные соматические жалобы.
Особенно это явление выражается при сочетании пика 6-й шкалы и «конверсионного V» невротической триады.
Сочетание пиков 6-й и 4-й шкал отражает склонность к асоциальному поведению.
При таких особенностях характерно пренебрежение морально-этическими нормами, обычаями и правилами.
Чем выше 6-я шкала MMPI по отношению к 4-й, тем чаще асоциальные проявления сменяются стойкой недоброжелательностью по отношению к окружающим.
Таким лицам присуща угрюмость или дисфорически-злобный аффект, склонность к упорным возражениям и вспышкам агрессии.
Открытые проявления нетерпимости, враждебности, подозрительности и иных свойств, отражаемых 6-й шкалой будут более выражены при снижении значений 5-й шкалы для мужчин и при повышении их у женщин.
Специализация таких модификаций в основном определяется темпераментными особенностями и ситуационными факторами.
Темпераментные свойства формируют уровень активности и «окрашивают» поведенческие свойства, ситуации провоцируют и запускают дезадаптационные механизмы.
В нашем случае, поведенческие модификации дезадаптационных форм и их разнообразие наименее интересно, так как исключительно находятся в зоне психиатрических знаний и категорически неприемлемы для любых видов производственной деятельности.
Собственно и личностные особенности хорошо адаптированных лиц такого типа и специфика их формирования и проявления дают огромное количество аналитического материала, не способствующего однозначности выводов в модельных прогнозах деятельности.
Лица такого поведенческого типа демонстрируют существенный набор позитивных для деятельности свойств.
Основными из них являются исполнительность и стремление следовать нормам и правилам, превалирующая тенденция статусного роста.
Несмотря на то, что их тенденция статусного роста является следствием личностной эгоистической направленности, целиком ориентированной на занятие комфортного с позиции психики положения в системе нормированной деятельности (ярко выраженный карьеризм), она довольно часто реализуется в высокие должностные назначения, особенно в системах административно-хозяйственной направленности, способствующих бюрократическим механизмам организации деятельности.
Складывается впечатление, что такие организации целенаправленно комплектуются специалистами и руководителями, по своему психическому складу стремящимися еще больше формализовать и нормировать, «обесчеловечить» и без того до предела формализованную и нормированную деятельность.
Если для административно-хозяйственной управленческой деятельности личностные особенности рассматриваемого типа могут выглядеть как позитивные, то для большинства видов производственной деятельности, особенно управления, они мало приемлемы.
Специалисты такого поведенческого типа могут быть весьма эффективны в областях деятельности, условия осуществления которых нормализованы и регламентированы.
Прикладная экономика и бухгалтерия, практически все виды «функциональных» производств — все, что требует от специалиста пунктуальности, усидчивости, скрупулезности следования нормам и правилам, внимательности к деталям и, к тому же не требует непосредственных и интенсивных личностных взаимодействий.
Особенно наличие последнего условия может весьма способствовать значительному «улучшению» характера.
Осуществление взаимодействия на принципах «предметности» — через цифры, нормы и правила, не только гармонизирует внешние поведенческие проявления, но и внутренне способствует хорошей психической стабилизации через оптимальное понимание правил деятельности.
Такая стабилизация в определенной степени способствует снижению и статусных тенденций. Пропадает значимая основа для мотивации достижения. Нет смысла стремиться к изменению статусного положения с целью оптимизировать и без того стабильное и оптимальное (устраиваемое как система взаимодействия) положение.
Естественно, что такое возможно лишь при условии совпадения внутренних личностных и внешних, реальных статусных критериев. Способствует этому высокий уровень материального вознаграждения, дающий возможность накапливая материальные (денежные) средства, реализовывать основную бессознательную тенденцию — «хобби» накопления.
Чтобы специалист такого поведенческого типа эффективно функционировал в производственной деятельности, необходимо его значительно материально стимулировать, ограничить непосредственное личностное взаимодействие, нормировать и регламентировать условия осуществления деятельности, изолировать от принятия стратегически определяющих решений, ограничить статусные тенденции, исключить из ситуаций должностного конкурирования и т. п.
Из изложенного видно, что производственная деятельность лицам такого типа может предложить весьма ограниченный фронт приложения усилий.
Такой поведенческий тип не нуждался бы в пристальном внимании, если бы его представители не обладали рядом выраженных и поверхностно весьма перспективных для деятельности особенностей.
Почти фанатичная целеустремленность, последовательность и независимость от группового влияния, строгое следование нормам и правилам лично и требование от других, стремление к статусному росту и личностному признанию, профессиональное совершенствование, безупречный внешний вид и т. п. — портрет практически идеального руководителя.
Нераспознание такого поведенческого типа и привлечение таких специалистов к осуществлению деятельности без ограничений может привести к серьезным негативным и для специалиста и для деятельности последствиям.
Лиц такого поведенческого типа сложно распознать. Ведущий пик по 6-й шкале MMPI часто сопровождается низко расположенным профилем, отражающим тенденцию скрывать глубину имеющихся личностных проблем. Это связано с повышенным чувством осторожности и недоверчивости, свойственной таким лицам.
Особенно должны настораживать профили с «утопленной» 6-й шкалой. Показатели ниже 50 Т неправдоподобны и являются следствием гиперкомпенсаторных
установок личностей агрессивного толка, отражающих их избыточную тенденцию к подчеркиванию своих миротворческих отношений.



Вещи, а также и люди представляются внешне совершенно не тем, чем они есть на самом деле. Несоответствие между внешним видом и сущностью пронизывает, по сказке, и мир вещей. Этот мир не таков, каким он представляется ©  В.Я. Пропп

Рекомендуемый период начала работы

С первого полнолуния после начала августовского звездопада до дня осеннего равноденствия.
Оплата работы:
Стоимость при очной работе/работе по скайпу или в переписке:
  • 5000 RUB за весь процесс работы.
Ограничения на участие в платных проектах:
  1. У вас нет со мной личных отношений.
  2. Вы не находитесь в индивидуальном или групповом рабочем процессе с другим специалистом.
  3. У вас достаточно ресурсов для подобной работы.
  4. Вы не являетесь пациентом психиатра и не принимаете таблетки, выписанные им.
Fill out my online form.

О проекте "Колесо года с Бабой-Ягой"

Платные психологические техники
Техники, которые можно делать при прохождении «Колеса года» в моем сопровождении. Вы можете выбирать любой проект, в том числе не по сезону, и обсудить возможность его прохождения со мной лично. Опыт работы и знакомство с личным мифом не требуются: мы освоим все в процессе прохождения выбранной вами техники.
Обратите внимание на ограничения на участие в моих платных проектах.

Период календаря "Колесо года 2017"

Спожинки

Спожинки (Ламмас) - начало августовских звездопадов, время жатвы. Продолжается до Осенин.

Вы можете обсудить эту тему на форуме.


Или оставить свой комментарий на странице.
comments powered by HyperComments


Книги:

Практикум по психологии семьи и семейному консультированию

В книгу собраны исследования студентов и аспирантов, молодых выпускников вузов, посвященных психологическому анализу семейных отношений как комплексной проблемы, принадлежащей социально-психологической и субъективно-психологической реальности. В сборник вошли как теоретические обзоры, реферативные... Подробнее