Специализируюсь по путеводным клубкам


Берн Э. Формы человеческих отношений

Цитаты Yagaya-Baba.ru Статьи психолога   2013-07-24 09:10:00

Интимность

Чем ближе становятся люди, тем более независимыми и самостоятельными становятся их отношения. Поэтому о самых близких отношениях мы знаем меньше всего. Люди, например, пытались определить интимность в течении 5000 лет вплоть до современности с незначительным успехом. Однако я думаю, что используя идею эго-состояний, мы можем сказать о ней больше, чем кто бы то ни было раньше.

Интимность — это искреннее отношение на уровне Ребенок-Ребенок без игр и взаимной эксплуатации. Они устанавливаются Взрослыми эго-состояниями обеих сторон так, что они очень хорошо понимают совместные контракты и обязательства друг перед другом, причем иногда не сказав об этом ни одного слова. По мере того, как это понимание становится более ясным, Взрослый постепенное покидает сцену, и, если Родитель не мешает, Ребенок становится все более и более раскованным и более и более свободным. Действительные интимные трансакции происходят между двумя Детскими эго-состояниями. Взрослый, однако, по-прежнему остается на заднем плане как наблюдатель для того, чтобы быть уверенным, что обязательства и ограничения выполняются. Взрослый также имеет задание удерживать Родителя от вторжения и разрушения ситуации. Действительно, способность к интимности зависит от способности Взрослого и Ребенка не допускать Родителя когда нужно, но еще лучше, если Родитель благожелательно дает разрешение, или, самое лучшее, поощряет к продолжению отношений. Поддержка Родителя помогает Ребенку избавиться от страха перед интимностью и гарантирует, что его не будет сдерживать бремя или угроза вины.

Реальность этого диалога между тремя эго-состояниями может быть проверена любым внимательным человеком, который близок к тому, чтобы вступить в интимные отношения. Если он внимательно прислушается к голосам в его голове, он услышит Ребенка, с энтузиазмом высказывающего желание идти вперед и познакомиться с человеком лучше, Взрослого, говорящего: «Я думаю, ты нашел правильного человека», и Родителя, либо ворчащего о каких-либо вопросах типа социального устройства или религии, либо вставляющего самые одобрительные комментарии типа: «Ты заслужил право хорошо провести время в свой отпуск, но когда вернешься обратно, будешь старательно работать», на что Ребенок с готовностью кивает и обещает так и сделать.

Поскольку Ребенок свободен от Взрослой осторожности и Родительского критицизма, он испытывает чувство подъема и осведомленности. Он начинает видеть и слышать, и чувствовать так, как это ему действительно хочется, так, как с самого начала чувствовал прежде, чем он был испорчен его живыми родителями. В этом автономном состоянии ему больше не требуется ни давать вещам имена, как этого обычно добивался Взрослый, ни отчитываться в своем поведении, как этого требовал Родитель. Он свободен отвечать прямо и спонтанно на то, что он видит, и слышит, и чувствует. Поскольку обе стороны доверяют друг другу, они свободно открывают друг другу свой тайный мир восприятия, опыта, поведения, не спрашивая ничего взамен, кроме наслаждения открываться без страха.

Для того, чтобы иметь этот вид отношений, Ребенок должен освободиться от внутреннего Родителя по той же самой причине, по какой он должен отделиться от реальных родителей. Беззаботное сексуальное удовольствие и интимность, например, будут почти невозможны, если один из его живых родителей будет стоять позади него, и те же трудности возникнут, если станет активным внутренний Родитель как призрак в спальне. Он также должен освободиться от его Взрослого, поскольку его Взрослый ждет от него поисков смысла. Поиски смысла — один из первых способов, каким родители портят своих детей. К примеру, они не долго дают им слушать с чистым и спонтанным удовольствием. Рано или поздно, в момент, когда ребенок слушает песню птицы, отец и мать скажут «Птичка, птичка», и ребенок должен повторить «Птичка, птичка». Позднее ему может быть придется научиться называть разницу между воробьем и сойкой. Эта Взрослая деятельность отвлекает Ребенка от слушания. Конечно, такое обучение необходимо и ценно, и ребенок не мог бы выжить без него в свои взрослые годы. Что оказывается неверным в большинстве случаев, это то, что человек уже никогда не оказывается снова способным приостановить это Взрослое функционирование, так что после раннего детства большинство людей никогда больше по-настоящему не слышат птичьего пения.

То же происходит с тем, как люди смотрят. Родители учат детей тому, что им не разрешается пристально смотреть на людей потому, что это грубо, за исключением случаев, когда они делают это для специальной цели, возможно в профессиональной деятельности, такой как парикмахер, дерматолог или психиатр. Результат таков, что большинство людей никогда по-настоящему не видят другого человека после возраста пяти лет. В отношениях близости каждая сторона возвращается к исходному наивному Детскому эго-состоянию, в котором она свободна от подобных Родительских запретов и Взрослых требований и может видеть, слышать и пробовать на вкус то, что предлагает ей мир, в самом чистом виде. Эта свобода Ребенка является неотъемлемой чертой близости, и она превращает вселенную, включая солнце, луну и звезды в золотое яблоко, которым могут наслаждаться обе стороны.

Бывает и такая вещь, как односторонняя близость, в которой одна сторона готова к близости, а другая сопротивляется. Это нечто вроде типичной Бальзаковской ситуации, в которой одна сторона готова к любви и любит, в то время как другая сторона лишь разрешает себе быть любимой. Такая расстановка может эксплуатироваться недобросовестными людьми для своих собственных преимуществ. Многие проститутки и куртизанки знают как освобождать открытого и интимного Ребенка в мужчинах без ослабления собственной бдительности, а сводники и хищники среди мужчин могут эксплуатировать подобным образом женщин.

Эксперимент на близость», в котором двое людей сидят близко друг к другу «глаза в глаза», и поддерживают контакт посредством взгляда, разговаривая прямо друг с другом, открывает много интересных вещей о близости*. Во-первых, он показывает, что любые двое людей любого пола как чужие или просто знакомые, могут достигнуть близости за пятнадцать минут или около этого при определенных условиях. Во-вторых, он показывает, что любые двое людей, которые действительно смотрят друг на друга, и говорят прямо друг другу, всегда (как только эти и подобные «встречи» происходят) заканчивают тем, что нравятся друг другу**. Это показывает, что неприязнь возникает, когда (1) люди не видят по-настоящему друг друга и/или (2) люди не говорят прямо обращаясь друг к другу. Главным препятствием для близости похоже, является критический Родитель, а после него нечестный Ребенок. Это поучительно, поскольку это работает, но требуются дальнейшие исследования, прежде чем твердые выводы будут сделаны.

Однако, чтобы быть справедливым в отношении родителей, следует сказать, что среди них много таких, кто успешно учит своих детей видеть и слышать больше и лучше, быть открытым для близости, и отличать ее от сексуальности.

Любовь

Любовь определяли многими способами, и я не буду их здесь перечислять. В греческом языке есть…… и…: желание, дружба и привязанность. Поскольку нашим предметом является секс, я буду говорить об эресе, желании и упоении сексуальной любви.

Сексуальная любовь, будучи сексуальной, всегде полна желания, или, точнее, страстности; а, будучи любовью, она включает то, что отличает истинную любовь от всех остальных отношений, а это значит, что она ставит благополучие и счастье другого человека прежде собственных. Любовь — наиболее полное и благодарное отношение из всех и включает самое лучшее из других отношений: уважение, восхищение, включение, дружбу и близость, собранные в одно, с добавлением ее собственной грации и обаяния.

Такое отношение может существовать только если Родитель со своими бдительными глазами и слуховым аппаратом и Взрослый с его удручающе скучным благоразумием лишены полномочий, и это в точности соответствует ситуации, когда люди влюбляются. В тот момент, когда это происходит, они прекращают рассматривать друг друга с прозаической предвзятостью или сдерживать свое полнокровное поведение более чем минимумом разумных соображений. Любовь — это ребенок напротив Ребенка; и речь идет даже в большей степени о примитивном Ребенке, чем об интимном, поскольку Ребенок близости видит вещи как они есть, во всей их первоначальной красоте, в то время как Ребенок любви добавляет нечто от себя и украшает лилию светящимся ореолом, невидимым никому, кроме самого любящего. Это первоначальное видение, способ, которым младенец, я думаю, видит свою мать: не только как самый красивый объект или человека в этом мире, но и в блеске сияния, которое освещает все другие миры.

Это соответствует сиянию, которое некоторые люди видят, приняв ЛСД. Разница в том, что во взаимной любви вовлечены два человека и они вовлечены в большей степени партнером, находящимся вовне, нежели тем, что происходит внутри их головы. Наркотики существуют вместо людей, и люди лучше, чем наркотики. Человек, принявший ЛСД, отравлен, в то время как человек в любви находится в чистейшем из всех возможных состояний: в нем обезврежены яды Родительской продажности, и Взрослых опасений, и его Ребенок свободен пуститься в величайшее приключение, открытое для человеческой расы. При интоксикации наркотиком он находится во власти безликой и бесчеловечной силы, которая не будет слушать и которая не заинтересована в его благополучии. При детоксикации любви он находится во власти самой человеческой реальности в мире: кого-то, чье величайшее наслаждение слушать не только его слова, но и звук его голоса, и чей величайший интерес именно его счастье и благополучие. Любовь — это сладкая западня, с которой никто не расстается без слез.

Некоторые говорят, что односторонняя любовь лучше, чем никакой, но также, как половинка буханки хлеба, она с трудом достается и быстрее плесневеет.

Примечания и ссылки

* Борн Ж.: «Эксперимент на близость», «Transactional Analysis», Bulletin 3: 113, 1964 и «Еще раз о близости», ibid 3: 125, 1964.

** Хотя в этих «экспериментах» используется слово «нравиться», то есть что-то сверх этого, судя по странным последующим отношениям, столь часто описанным в литературе между палачами, осуществляющими пытки (официальными и неофициальными) и их жертвами, если они действительно смотрят друг на друга и действительно прямо говорят друг с другом.

http://www.lib.ru/PSIHO/BERN/forms.txt_with-big-pictures.html

Когда человек способен настолько открыть свое сердце для другого, настолько впустить его в себя до конца, что этот человек становится им. © Алексей Уминский



Вы можете обсудить эту тему на форуме.


Или оставить свой комментарий на странице.
comments powered by HyperComments


Книги:

Высшее образование в России: проблемы и пути их решения

Высшее образование в России переживает трудные времена. Тот факт, что его качество является крайне низким, ни у кого не вызывает сомнения. В связи с этим, в 2012-2013гг. Министерством образования и... Подробнее