Тексты сказок. Литовские сказки. Воскресшие дети


Кербелите Б.
Литовские народные сказки

Были дед, баба и девушка. Девушка была очень красивая. Потом баба умерла, а дед женился на ведьме. У нее были две дочери. Дочери уже выросли. Однажды по дороге ехал очень красивый и богатый паныч, и этим девушкам он очень понравился. Они стали говорить. Одна дочь ведьмы сказала:

— Если бы я вышла замуж за этого паныча, я одной лентой одела бы всех его людей.

А другая сказала:

— А я одним куском хлеба накормила бы всех людей в поместье.

А дочь деда сказала:

— Если бы я вышла замуж, я бы рожала очень красивых детей: во лбу было бы солнце, в ушах и в глазах — звезды, а на затылке — луна.

Паныч услышал их разговор и подумал, что надо ехать свататься к той девушке, у которой будут красивые дети. И он приехал, женился.

У того паныча было большое поместье, много лошадей, быков и коров. Паныч поехал на охоту, а жена родила очень красивого ребенка, какого нигде не было: во лбу солнце, в ушах и глазах звезды, на затылке луна, шелковые волосики, серебряные зубки. Пани написала письмо, что родился ребенок. А ведьма принимала ребенка и увидела, что он такой. Ведьма думала, как поступить с этим ребенком. Ведьма зарезала этого красивого ребенка и закопала в саду, а запеленала кота и положила для пани. Пан вернулся с охоты и спросил, что Бог дал. Ведьма сказала:

— Что тут Бог даст! Уж как дал так дал — ни Богу, ни людям показать, ни самому посмотреть. Ее надо как-то погубить.

Пан сказал:

— Надо подождать, посмотреть, что дальше будет.

Он опять ушел на охоту. И опять родился ребенок, уже девочка. И опять также с солнцем, луной и звездами. Все поместье стало веселым: кони ржали, быки ревели, птицы в саду пели, поместье звенело. И опять ведьма думала, как погубить. Она этого ребенка зарезала и в саду закопала. А для пани запеленала валек и положила. Вернулся пан с охоты и спросил:

— Ну, что Бог дал?

— А уж как дал так дал: нельзя [показать] ни Богу, ни людям, ни самому посмотреть. Уже ты вези ее в лес и погуби: она народит тебе всяких — и собак, и кошек, и вальков. Она хвалилась, что будет рожать красивых детей, так вот какие красивые!

Пан вывез жену в лес и сказал:

— Клади голову на пень: я возьму и отрублю.

— Нет, — сказала, — не положу.

— Клади ноги!

— Нет, не буду класть.

— Ну, так клади руки!

Она положила руки — он отрубил. И бросил ее на пне, а сам пан вернулся домой и женился на дочери ведьмы.

Когда увезли девушку [жену], все поместье стало немым: и кони не ржут, и быки не ревут, и поместье не звенит, и птицы в саду не поют. Пан ушел на охоту и горевал:

— Что такое, что мое поместье стало немым?

И будучи дома пан горюет, что его поместье невеселое. Пан пошел со своей новой женой в сад погулять и увидел очень красивые яблоню и грушу — с серебряными листьями и золотыми яблоками. А яблоня и груша выросли из этих детей: яблонька на могиле девочки, а груша — на могиле мальчика. Паны подошли и стали гладить: пан — грушу, а пани — яблоньку. Яблонька сказала:

— Хорошо тебе, братец, что тебя родной отец гладит, а меня ведьма-рагана гладит.

Паны слушают, что деревья разговаривают. Ведьма сказала:

— Надо спилить деревья.

Взяли и спилили, сделали кровати. Пан лег на кровать из груши, а ведьма — на кровать из яблони. Они опять заговорили. Яблоневая кровать сказала грушевой:

— Хорошо тебе, братец: на тебе лежит родной отец, а на мне — ведьма-рагана.

Ведьма опять сказала:

— Надо сжечь эти кровати!

Они взяли и сожгли, а золу смели и понесли закопать. Овца бежала и полизала пепла. Она привела двух ягнят — овечку и барашка. И они очень красивые: шелковая шерстка. Пан с ведьмой подошли и стали гладить ягнят: пан гладил барашка, а ведьма — овечку. Овечка сказала:

— Хорошо тебе, братец, что тебя гладит родной отец, а меня — ведьма-рагана.

Они слушали, что такое, что они говорят. Ведьма опять сказала:

— Надо этих ягнят зарезать!

Взяли и зарезали и понесли мясо в клеть. Две капли крови упали на стружку. Ворон схватил [стружку] и отнес той дедовой дочери в лес. Сказал:

— Перебрось эту кровь через правое плечо, через левое плечо и через голову — и станут твои деточки, которых ведьма зарезала.

Она сказала:

— Не могу перебросить: мои руки отрублены. Не могу, — сказала, — взять.

Как только она потянулась брать, так ее руки появились. И она взяла кровь и перебросила через одно плечо, через другое, через голову — и появились оба ребенка, мальчик и девочка — такие красивые, каких она родила. Она запеленала детишек и пошла, как нищая, сама не знала куда. Она хотела прийти в то поместье, куда она замуж пошла. Она шла, шла и пришла в то поместье. А то поместье невеселое. Она зашла внутрь. Уже был вечер, и в поместье было полно гостей. Она стала просить ночлега, ее не хотели принимать. Сказали:

— У нас много гостей.

Женщина ответила:

— Я к гостям не пойду, мне будет хорошо за печкой.

Ведьма, на которой пан женился, очень не хотела принимать. Потом ее муж сказал:

— Пускай ночуют.

Она залезла за печку, легла и детишек возле себя уложила. Тот пан, той нищенки муж, ходил и горевал. Он сказал:

— У меня есть бочка орехов, и никто мне не может их сосчитать. Кто сосчитает, тому подарю половину поместья.

Лежащая за печкой нищая отозвалась и сказала:

— Паночек, позволь мне. Может быть, я сосчитаю.

А ведьма:

— Где тебе сосчитать? Не такие паны и всякие панычи считали и не сосчитали, а ты нищая сосчитаешь!

Пан сказал:

— Дайте, пускай считает.

Принесли для нищей бочку орехов, высыпали в середине избы и сказали:

— Считай!

Нищая стала считать по два ореха и петь (1):

— Были дед и баба, два ореха в коробочку. У них была девочка, два ореха в коробочку. И баба умерла, два ореха в коробочку. Дед женился на ведьме, два ореха в коробочку. (Вся сказка повторяется, только добавляется два ореха в коробочку.)

Когда досчитала до детей, как они появились, когда [мать] перебросила щепку с кровью через плечи, тогда она, нищая, сняла с детей одежды — и осветилось все поместье: солнце, луна, звезды на лбах детей! Быки стали реветь, кони — ржать, птицы в саду — петь, поместье стало звенеть очень весело.

И пан узнал, что вернулась его первая жена, которую [он] увез в лес и на пне отрубил руки. Пан подошел к ней, обнял, поцеловал ее и детей. Все гости стали петь, радоваться, пировать, пить.

И я там была, водку пила — по бороде текло, а во рту не осталось.

А ведьму с дочкой — запрягли лошадей в железную борону и по полям разнесли. Так зимой и блестят [их] кости на снегу.

Конец.

***

К 2.2.1.1. + 1.1.1.14. / AT 707. Мария Саржантайте, деревня Жижмай, волость Девянишкес, уезд Вильнюс-Тракай. Зап. Мария Саржантайте, (1933). LMD III 31/4/.

Соединения сюжетов имеется 23 варианта, а самостоятельного сюжета об оживленном ребенке (отец перебрасывает ствол яблони через свое плечо) — один вариант. Большинство сходных вариантов записано в Дзукии (юго-восток Литвы).

Публикуемый текст записала сама рассказчица.

ЭС — элементарные сюжеты

1. Петь — в вариантах, записанных на востоке и юго-востоке Литвы, эта часть сказки поется речитативом.


Вы можете обсудить эту тему на форуме.