Тексты сказок. Литовские сказки. Чудесный ребенок


Кербелите Б.
Литовские народные сказки

Три сестрицы стирали в пруду. Шел мимо мальчик. Одна говорит:

— Если бы этот мальчик на мне женился, так я одним ломтем хлеба всю семью накормила бы.

А вторая говорит:

— А я одним аршином ткани всю семью одела бы.

А третья говорит:

— А я бы родила такого ребенка, какого не бывало на свете.

Мальчик услышал и женился на той, которая родит ребенка. Ну, ему надо идти в солдаты. Он ушел, а ее оставил. И она родила этого ребенка: солнце было во лбу, луна — на затылке, а весь в звездах тот младенец. Потом, знаешь, она и думает, что делать, как весть послать? Она отправляет слугу, бумаги делает, записывает ему.

Он [слуга] идет до вечера, подходит к избушке и просится на ночлег. Он просится на ночлег, а эту бумагу кладет на стол. И он говорит, куда он идет, к какому королю. А эта ведьма забирает бумагу и пишет, что новорожденный — половина собаки, половина кошки. А тот человек не умеет читать, он берет эту бумагу и идет. Ну, он опять подходит к избушке, заходит на ночлег и снова кладет бумагу на стол и ложится. Ведьма опять пишет, что новорожденный ни кошка, ни собака, ни зверь. Он идет, идет, идет, приходит к королю. Он словами говорит, что новорожденный очень красивый. Король смотрит в бумагу и говорит:

— Какой он ни есть, такой пусть будет, пока я вернусь.

Ну, слуга берет бумагу: «Пускай его кормят, присматривают, пока я вернусь». Теперь он идет, идет, идет — приходит к той же самой избушке и ночует. И ведьма ему пишет, что [король] велел убить [младенца]. Он идет, идет. Так он снова подходит к избушке, в которой ночевал. Он снова кладет бумагу, ложится. И опять ведьма пишет, что [король] велел бросить младенца в хлев, пока он не умрет.

Ну, так слуга приходит домой. Смотрит в бумагу: велено бросать в хлев. Ну, так потом она и не знает, куда девать этого младенца. Она бросает его к гусям:

— Гусюшки, гусюшки, щиплите моего ребеночка!

— Зачем мы будем щипать? Для нас пастушок вырастет.

Она бросает к коровам:

— Коровки, коровки, затопчите моего ребеночка!

— Зачем мы будем топтать? Для нас пастушок вырастет.

На третью ночь она бросила [его] к свиньям:

— Свинушки, свинушки, съешьте моего ребеночка!

— Зачем мы будем есть? Он будет нам пастушком.

Она нигде не находит тех, кто погубил бы ее дитя: все оберегают. Она бросает [его] к овцам. Эти овцы с шерстью, греют. Ребенок лежит — и ничего. Что ей теперь делать? Она делает гробик, кладет для него много одежды, уже как королева кладет много денег, делает стеклянный верх гробика, относит к морю и опускает в воду. Опускает в море. И потом идет нищий, побираясь. Он видит красивый гробик и палочкой достает его. Видит — очень красивое дитя. Он стал растить его. Растил, растил и выкормил того ребенка кое-какими кусочками.

Ну, и дальше, знаешь, возвращается этот король. Король возвращается, варит много пива и ставит две бочки орехов: кто сосчитает эти орехи, тому отдаст поместье.

Тот старик идет туда. Он приводит этого ребенка, прячет его за печку. Никто не может сосчитать орехи. Тот ребенок кричит:

— Я сосчитаю!

— Молчи, ты, запечный!

Опять пан зовет:

— Кто сосчитает эти орехи, тому отдам поместье!

Дитя кричит:

— Я сосчитаю!

Король услышал:

— Иди, считай!

Он выходит, на голове нищенская шапка, оборванный, и говорит:

— Три сестрицы стирали в пруду, два ореха. Мимо шел король, два ореха. Одна сказала: «Если бы этот мальчик женился на мне, я одним ломтем хлеба всю семью накормила бы», два ореха. Вторая сказала, что одним аршинным куском ткани всю семью одела бы, два ореха. А третья говорит, что родит ребенка, какого нет на свете, два ореха. И пан женился на той, которая родит ребенка, два ореха. И пан ушел в войско, два ореха. Родился ребенок: солнце во лбу, луна на затылке, а весь в звездах, два ореха. Отправила слугу к пану, два ореха. Ведьма написала, что [ребенок] — половина собаки, половина кошки, два ореха. Пан написал, чтобы растили, два ореха. А ведьма опять написала, чтобы бросали в хлев, два ореха. Мать бросила [его] в хлев к гусям: «Гусюшки, гусюшки, щиплите моего деточку!», два ореха. Бросила к коровам: «Коровки, коровки, стопчите моего ребеночка!», два ореха. Бросила к свиньям, чтобы те съели, два ореха. Никто его ни ест, ни губит, два ореха. Она сделала гробик, два ореха. Низ деревянный, а верх стеклянный, два ореха. Она положила денег, два ореха. Нищий достал гробик, два ореха. Пан вернулся с войска, два ореха. Пан наварил пива, два ореха. Съехались люди, два ореха. Этого ребенка сунули за печку, два ореха. Нищий не хотел, чтобы он туда пошел, два ореха. Пан сказал: «Кто сосчитает орехи, тому отдам поместье», два ореха. Паны все рассердились, что дитя считает, два ореха…

Он снял шапку — он очень красивый! Пан схватил этого ребенка! И тому ребенку досталось все.

И я там была, пиво пила. Жир капал по подбородку, только в рот ни капли не попало.

***

К 2.2.1.1. / АТ 707. Агота Курлите, 77 лет, деревня Пагиряй, апилинка Жеймялис, район Пакруоис. Зап. Бронислава Кербелите и Юрате Станевичюте, 1965. LTR 3783/676/. Перевод на немецкий язык KLV 72.

Имеется 140 вариантов, в которых разрушенная семья восстанавливается, когда нищим воспитанному мальчику / жене-нищенке удается «сосчитать» бочку орехов. В части вариантов задание называется словом išlygiuoti (сложить по паре). Рассказывая о своих родителях / о своей жизни, мальчик / нищенка берет пару орехов из одной бочки и перекладывает их в другую бочку.

В части вариантов нет подслушивания разговора сестер и их обещаний. Используются ЭС, характерные для других сюжетов: король женится на красивой девушке / на девушке, которая убежала от отца / от черта, чтобы тот не женился на ней / на девушке, которая сшила рубашку для короля. 9 вариантов начинаются с ЭС, в которых говорится, что ведьма / свекровь украла младенца королевы и вместо него оставила щенка / написала королю письмо, что его жена родила собачку.

ЭС, в которых во исполнение приказа короля мать / слуги бросают младенца к разным животным, чаще имеются в текстах, записанных на севере Литвы, близко к Латвии.

ЭС — элементарные сюжеты


Вы можете обсудить эту тему на форуме.