Постановка голоса и вокал


Содержание

Постановка голоса и вокал

Первое занятие в этом сезоне

Итак, я вернулась на занятия по постановке голоса.

Ничего более мучительного со мной в жизни не было. Даже осваивать слепой метод было проще.

Работы предстоит отсюда и до горизонта.

Тем более, мастер видит мои ролики и нагружает меня так, чтобы я быстрее заговорила нормально.

Собственно, задача сама по себе небольшая:

- напрячь диафрагму;

- расслабить все остальное;

- нёбо ставить куполом;

- звук направлять в затылок, а не в щеки;

- горло не напрягать;

- щеки не напрягать;

- подбородочное пространство не напрягать;

- ключицы не напрягать;

- плечи не поднимать;

- за артикуляцией не следить;

- произносить звук "а", не произнося звук "а";

- напрягать диафрагму при выдохе;

- расширять ребра при вдохе (да здравствует спортивный лифчик, который сжимает грудную клетку стальной полосой);

- воздух набирать в спину, а не в легкие;

- громкость регулировать диафрагмой;

- интонацию регулировать диафрагмой;

- говорить с интонацией;

- не следить за интонацией;

- сказать интереснее, а то скучно;

- сказать громче;

- сказать тише;

- следить за вибрацией;

- не в щеки, а в носогубный треугольник отправлять вибрацию.

А-а-а-а-а!!!

Из хорошего. Мне предложили расслабиться и спеть ноту. Ну, прорычать, но в тон.

Я спела.

Потом еще одну.

Я спела.

И еще одну, я спела и напомнила, что у меня нет слуха.

Мастер предложил спеть еще пару нот, еще выше, и спросил: у кого нет слуха?

Мы с этим уже сталкивались с ней: я на этих занятиях попадаю в ноты. Не спрашивайте, как.

Зато у меня теперь есть не только процессная цель. После того, как мы упобедюкаем мой голос, и я наконец научусь говорить на опоре, я попрошу научить меня петь "Выйду в поле с конем", чтобы стекла звенели.

Ах, да. Я показывала разницу в звуке в "розовое платье" и "бордовое меланжевое платье", то есть, в первой и последней съемке в августе, и мне было сказано, что я очень хорошо смотрюсь на экране (про звук мастер ничо хорошего не сказал, ожидаемо). Я, конечно, сказала, что это Лешенька свет выставил, все дело в свете, но мне было приятно. Выпросила лайки, да :)

Диафрагма

О! Я наконец скоординировала мышцы, чтобы воздух выталкивался диафрагмой.

Просто попробовала петь, а не проговаривать, и движение встало на место.

Мне надо в лес, чтобы там без стеснения распеваться.

Мне надо в спортзал, накачивать мышечный корсет.

Как найти на это время и силы?

Бесполезный факт

Если у вас нет музыкального слуха, сходите к остеопату.

Остеопат убирает зажимы - слух чудесным образом появляется.

Важные новости

Сегодня я целый час говорила.

Ха.

Ха-ха.

Хахаха. Ха ха.

Ма.

Мамама.

Маммаммамаммамама.

Маам.

Мамэмимому.

Мама мыла раму.

Мила любила крокодила.

И крокодила белила.

Еще у меня снова сводило ногу. Это я не говорила, и не пела, а кривилась и жамкала одно из полужопий. А мастер на все это смотрел и говорил, что я - уникальна: только у меня болит задница на ее занятиях, причем, половина задницы, болело бы уж симметрично.

Мимоходом мы выяснили, что я считаюсь учеником второго года обучения. Даром, что от первого там был огрызок.

И меня учат говорить на опоре, потому что уже можно.

На опоре

Вообще, для меня эти занятия по постановке голоса сродни прикосновению к чуду. Не сами по себе, не прогресс, не свой изменившийся голос, нет.

А именно вот это "на опоре".

Потому что вот. Надеюсь, правообладатели простят цитирование такого большого куска текста.

Лада Семеновна Исупова

Мастер класс. Записки концертмейстера балета

Ha опоре

Для начала маленькое пояснение для немузыкантов: вы наверняка замечали, что оперные певцы поют как то не так, как простые смертные или, там, попса? И что характерно – абсолютно без микрофона (в отличие от остальных) и при этом перекрывают своим голосом симфонический оркестр и любой величины заполненный зал, и слышно будет в самом дальнем уголке, даже если поют тихо тихо?

Все это не только потому, что голоса у них сильнейшие, – их еще долго учат, как петь. Из всей науки запомним только, что академические певцы поют «на опоре» (специальным образом поставленное дыхание), а остальные поют просто так.

Дело было в Италии. Концерты и гастроли – это отдельная песнь, толстый авантюрный роман в музейном интерьере, отложим их на потом, а сейчас речь пойдет о небольшом эпизоде в студенческой столовой.

Жили мы в сосновом лесу в пригороде Рима в маленьких деревянных домиках, практически не пересекаясь с другими обитателями лагеря. Режим у каждой группы был свой, и завтрак подавали индивидуально под каждую группу, а потом подгоняли красивый двухэтажный автобус и увозили на весь день, возвращая глубокой ночью.

Хоров (как и русских) до нас там никогда не было, в основном студенческие спортивные команды или туристические группы, поэтому повара и официанты таращились на нас и уговаривали дирижерку на предмет что нибудь спеть. В семь утра хором вообще то поется туго, поэтому она отнекивалась и обещала, что, может быть, споем в день отъезда, тем более, уезжать будем посередине дня.

Покровителем и светлым ангелом нашего хора был немец, настоятель крупного кафедрального собора, который и устраивал нам гастроли, поэтому жили мы чаще в монастырях, пели в известных храмах и сопровождали нас священники. С одним из них мы, четыре подружки, очень сдружились и ходили всегда вместе.

Отец Павел был чех, в юности сбежавший в Германию, гонимый заветной мечтой – стать священником. Он достиг высокого положения, имел свой приход и был биритаулистом (мог совершать православные и католические обряды), в совершенстве знал пять языков – чешский, немецкий, итальянский, русский и забыла какой. Из за русского его и пригласили сопровождать наш хор в качестве помощника, гида и переводчика.

Он сам проводил экскурсии и показывал нам храмы, с удовольствием отвечая на вопросы, и, договариваясь с кем то незримым, проводил нас в те места, которые были недоступны посетителям. Поражали огромные «закулисные» пространства костелов – государство в государстве.

Мы любили с ним поговорить, особенно о традициях, религиях, незнакомых именах и произведениях искусства. Он охотно пускался в любые подробные объяснения, но никогда не начинал беседу сам, особенно на религиозную тему, а всегда ждал вопроса. Одинокий по жизни, он трогательно заботился о нас как о своих родных, радуясь, когда может порадовать, и чувствовал нашу ответную нежность.

И вот в наш последний день закончили мы обед, и дирижерка вяло пустила по рядам весть, что надо бы спеть.

Мы обреченно вздохнули, но деваться некуда.

Надо сказать, что пение за обеденным столом при низком потолке – не наш жанр. У нас вообще то церковный репертуар и сложная светская программа, а всяких там разудалых «оп ля» у нас нет, а народ, жаждущий нас слышать в непринужденной обстановке, слабо это представляет.

Выучить что нибудь легкомысленно бисовое наш хор тоже никак не сподоблялся, поэтому в подобных случаях и бисах на светских концертах объявлялась одна и та же незыблемая «русская народная песня Подмосковные вечера».

Любите ли вы «Подмосковные вечера» так, как люблю их я? Я их не переношу, я даже шутить на эту тему не могу. Эта песня, в нашем исполнении, вызывала у меня приступы всех припадков и аллергий, которые существуют в природе. Я не пела. Я смотрела вниз и глубоко дышала, но до конца меня редко хватало, и я начинала ругаться с подругой, как она может это петь. Она, отбиваясь, шипела между фразами и щипалась, кто нибудь из верхнего ряда пихал меня папкой, и я переключалась наверх, администратор хора, певшая рядом, начинала рычать: «Прекратите, уже почти допели». Я не люблю «Подмосковные вечера». И поэтому, только поэтому, а совсем не из за какого нибудь снобизма, я не присоединилась к нестройному хору, кисло затянувшему постылую песню.

Надо сказать, не только я отлынивала, нас и так было многовато на это помещение, поэтому отдувались те, кто находился ближе к восторженным слушателям.

И вот поем мы, поем, как вдруг в кафетерий вваливается американская мужская баскетбольная команда. Довольно шумно и фамильярно рассаживаясь напротив, они заинтересованно поглядывали на нас, перекидываясь короткими фразами (хм… вообще то музыка звучит). Потом, разглядев сгрудившихся официантов, трепетно слушавших пение, и, видимо поняв, что сейчас их обслуживать никто не кинется, а может, еще чем другим занедоволились или просто выпендриться захотелось, но грянули они со всей дури бодрый американский марш. Мы обалдели.

Как же так можно, мы поем, зрители слушают, а тут поверх этого, как по ажурным кружевам кирзовыми сапогами, прет напролом мужланский марш? Зачем? И представьте себе этих парней: молодые, здоровенные, да у них размер ноги – половина нашего роста, а напротив – мы, маленькие учителки музыки и один старик.

Но больше всех расстроился Павел. Всю поездку он носился с нами, как наседка с цыплятами, подкладывая что послаще да помягче, а тут такое.

Он сделал попытку усовестить баскетболистов, но они не собирались останавливаться. Он поискал глазами дирижерку, но она кивнула ему, мол, все нормально, ну их.

Он бормотал нам, бросьте, девочки, они же здоровенные мужики, и как им не совестно, только не расстраивайтесь!

– Да вы что, – прошептала подруга, – они не знают, с кем связались, мы же поем на опоре, – и показала на свой живот.

Он посмотрел, куда она показала, но не успокоился. Он качал головой и вздыхал, а песня, не останавливаясь, перешла в «По Дону гуляет», а это вам не «Вечера», там есть где развернуться. Хор принял вызов.

Американцы, как и положено среднестатистическим гражданам, больше одного куплета редко знали и суетливо запрыгали с песни на песню. Нам спешить было некуда. И только горе Павла росло и росло. Он выглядел как ребенок, который бежал навстречу людям с распахнутыми руками, а ему плюнули в лицо. На его бледных щеках проступили красные пятна, он ерзал и что то сокрушенно бормотал.

Я погладила его по ладони:

– Не переживайте. Смотрите…

А между тем в хоре происходили изменения, невидимые непосвященному глазу: медленно, как можно незаметнее, по одной, девицы осторожно меняли положение, тихонечко выпрямляясь и расправляя плечи, кто сидел, облокотившись на стол, как бы невзначай отклонялись назад, перекрещенные ноги ставились ровно, одна к другой, подбородки медленно поднимались, ушло благодушие из глаз.

И не сразу, опять же постепенно, стал меняться звук: он округлялся и тяжелел, превращаясь из эфира в тяжелую воду и уже половодьем заполняя и раздвигая пространство.

Мы еще не запели в полную силу, еще и голоса не налились как следует, а парни, учуяв неладное, занервничали и принялись отбивать себе ритм ногами и руками (кроссовки – ерунда, мягкие, а ладони по столу – хуже). Но и это – детские утехи, наша махина уже развернулась в полную мощь и вышла на прямую.

Хор расслаивался на голоса. Если представить мелодию в виде луча, который пересекает комнату, то многоголосие – это множество лучей, решеткой пронизывающее пространство, не оставляя свободного места. А у нас – гармония и глубина, подголосочная полифония, и самая сильная группа – низы, контральто – куда щенячьему маршу до академического хора, который пел в крупнейших кафедральных соборах Европы?

Баскетболисты давным давно замолчали и притихли, а мы все пели, уже для себя, скупо обмениваясь взглядами, стараясь прикрыть торжествующий огонек, рвущийся наружу, – кто с мечом к нам придет…

Затих финальный аккорд.

Итальянцы, счастливые, как именинники, свысока поглядывая на американцев, замерли, ожидая команды – можно шуметь и в воздух чепчики или еще нет?

И в этой тишине поднимается наша пышнотелая дирижерка:

– Пойдемте, девочки! – И поплыла между рядами.

Мы встали и, задрав носы, пошли за ней. Американцы повскакивали и устроили нам овацию, под которую мы гордо шли на выход (что ни говори, а они народ незлобивый). Итальянцы выхватили Павла и по очереди трясли ему руку, кричали и передавали горячие восторги, они чувствовали себя победителями.

На улице мы, хоть и знали, что нас все еще провожают взглядами, но уже стали болтать и смеяться. Павел, счастливо сморкаясь, бегал среди нас и по сотому разу рассказывал, как он переживал.

Он семенил, подпрыгивая, как счастливый дошкольник, и говорил без остановки, отбегая к новым и новым хористкам, как он думал сначала: «Ну как же так?!» И как не верил, а потом опять: «Это как же так?!»

И, обежав хор пару раз, и разнеся свой восторг, и насобирав ответных впечатлений, вернулся к нам. Чтобы не надоесть своими вращающимися по кругу восклицаниями, он притих, и шел, вновь переживая эту историю уже внутри себя, жестикулируя и двигая губами, видимо, представляя, как он станет рассказывать это своим друзьям, когда вернется. И, поймав на себе один из взглядов приструнился, но, не справившись с радостью, накатывающей новым кругом, выдохнул:

– Ну как же, как же я люблю это слово – наапори!

Еще вести с полей

Мастер говорит, что некоторым дыхание на опоре приходится ставить 2-3 года. Это ж каким упорством надо обладать. Я злюсь на себя, что навык за неделю не автоматизировался. Ха-ха.

Еще я думаю о том, не придут ли с претензиями соседи. Патамушта это слушать тяжело. И еще думаю, будет ли обещание купить скрипку экологичным контраргументом?

Забавно то как

Забавно то как.

Хор сретенского монастыря.

Хор, солистка, прекрасное исполнение, воодушевленный зал, большая сцена.

А солистка - корпулентная возрастная дама - после исполнения: "спасибо вам, я заледенела от страха".

Живая, гляди-ка.

Ефремов, не к ночи будь упомянут, говорил то же самое: сколько бы не было опыта за спиной, перед выходом на сцену очень страшно, до отнимающихся ног и голоса.

У меня два свежих вопроса к мастеру по голосу

- как сделать голос сексуальным;

- как сделать голос материнским, нежным и обволакивающим.

Потому что до сих пор мы голос все понижаем и понижаем, до мужского тембра.

Надо понимать, что мы с мастером на этапе "на мели мы лениво налима ловили, на мели мы ловили линя", а не вот это все мурлыканье. И это пипец как сложно.

С нетерпением жду субботы.

Клиентка подкинула идею, что еще я не делала в сети. Нет, не онлифанс.

Скрипка и голос

Я забавную штуку обнаружила. Если я распеваюсь вслед за пианино, то максимум могу взять ля-диез второй октавы. А вот если иду за скрипкой, то могу забраться к до третьей. Похоже, что мозг лучше соотносит с человеческим голосом скрипку, чем пианино.

Дикторское

Мастер: начало фразы очень хорошо получилось, прямо дикторский голос из телевизора.

Я: а потом диктор хряпнул рюмашечку и голос съехал.

Корабли лавировали

- У вас сегодня хорошо получается звучать, потому что насморк, слизистая увлажнена и воспалена.

- А может потому, что я стараюсь и вообще молодец, а?

- Начали хорошо, но потом звук съехал...

- Первый звук ОК, потом горло зажали...

- Вот тут ОК, вот тут звук в щеках запутался...

- В целом ОК, но слишком стараетесь артикулировать...

- Начало очень хорошее, потом отпустили диафрагму...

- Вот тут столб воздуха пропал, а первый слог был отличным....

- Слушайте, можно уже хоть про что-то сказать, что все было хорошо, без "но"?

- Если помычать перед записью хорошо, то вам на полчаса хватит, тембр улучшится, а потом...

- А потом будет трупик. Сначала раздышаться, потом полчаса сложной записи и я на этом кончусь.

- Понимаете, когда у вас звук срывается, вы начинаете пищать, это неприятно слушать. Лично я не могу, какая бы ни была ценная информация.

- Это профессиональная деформация. Я вот почти никогда не комментирую людей, даже если читаю, потому что для психолога кровь из глаз, что люди пишут и как мучаются.

- Корабли лавировали, лавировали но не выларвирова...

- Корабли лавировали, лавривыро...

- Корабли ла-ви-ро-ва-ли, лаааа-ви-ро-ва-ли, лаааа-ви-ы-ы-ы-ы- воздух кончился.

- Корабли лавировали, лавировали да не вылавирвалирова... Мерзость какая!

Бесполезный факт: чем хуже ты стараешься артикулировать звуки, тем лучше их слышно. Потому что на самом деле артикуляция рождается в глотке, а не в губах. Как только правильно взял воздух и расслабился, переключив внимание на вибрацию с артикуляции - речь встала на место.

Раскрой свой голос за 4 дня

Фейсбук показывает рекламу: "раскрой свой голос за 4 дня".

Я, конечно, может быть просто дура бесталанная, но не ставится даже дикторский голос за этот срок, не то, что певческий.

Чтобы научиться иначе управлять мышцами и, главное, убрать сформировавшиеся неверные паттерны, нужно на порядки больше времени.

Мастер говорит: расслабьте горло.

Ты пытаешься перевести фокус внимания на горло и оно тут же напрягается.

Расслабьте шею.

Аналогично.

Расслабьте челюсть.

Да, йомайо!

И только когда получается зафиксировать напряжение в диафрагме и направление вибрации, как фокус внимания смещается и все остальное расслабляется. Чуть отпустил диафрагму, не до комфорта, просто едва-едва, как горло тут же напрягается, выдавливая звук.

Не, скрипка ещё сложнее, спору нет, но чудес не бывает, все даётся дико сложным трудом.

Сводки с полей

Мастер по голосу: в принципе, вы сегодня молодец.

Сегодня мы вышли на новый уровень профессионализма.

Видели, как детишки до года лежат в коляске и самозабвенно пускают пузыри, делая губами бррррбрррбррр?

Вот это бррррбрррбррр меня и учили сегодня говорить. Пока я не дезертировала позорно и не сказала, что тренироваться буду дома.

Про остеопатию

На мне этот метод прекрасно работает, и я получаю результаты, которые иначе не берутся.

Именно остеопат нашел у меня осанку и талию. Прям одним щелчком и мне стало намного удобнее ходить, выпрямившись.

Я чётко отслеживаю, как он снимает зажимы с тела.

Он назвал мне целый пучок проблем, я поржала, конечно, потому что все это называла мне мастер по голосу. И про диафрагму, и про зажатые мышцы шеи, нижнюю челюсть и прочая, прочая, прочая.

Он мне голову вертит, приговаривая, что вот этот зажим не даёт держать небо куполом, а я молчу и сдавленно угукаю, потому что, как в том анекдоте про крокодильчиков: "знали бы вы, как нас тут п***ят" - сколько у меня крови выпито на постановке неба куполом!

И даже тыкнул в тот зажим, из-за которого у меня левое полупопие на занятиях сводило.

И далее, и прочее, и везде.

Отдельным пунктом я наслаждаюсь безопасным тактильным контактом. А он вообще безупречен в плане внутреннего ощущения дистанции при необходимости постоянных прикосновений.

Мне всегда интересно слушать, как он подбирает слова, чтобы перевести язык тела на язык слов.

Он умеет раппорт и меня это всегда радует. Очень мало людей, с которыми можно быть в раппорте и получать удовольствие.

Кстати, мастер по скрипке, кажется, раппорт тоже немножко умеет, а мастер по голосу - нет. Что-то такое я успела словить, но свалила из контакта раньше, чем осознала, что случилось.

Вопрос про расслабление тела задала, получила два упражнения на дом: на расслабление крестца на 30 секунд и дыхательные техники на 6 минут.

Беспардонно попросила личный телефон. Говорю, вот если вы уволитесь, мне вас с собаками по Питеру разыскивать? И так он чудом не потерялся за последние пять лет, что я к нему не приходила.

Чудесный он, в общем, во всех отношениях.

И о постановке голоса

Я сказала мастеру, что при пении дома мне проще петь первым голосом, чем вторым.

И мы ползанятия пели.

1. Я действительно пою первым голосом. На опоре. Я сделяль, да.

2. В том числе беру очень высокие ноты.

3. Я попадаю в ноты без осечек. Внезапно прорезается прекрасный музыкальный слух.

Чуда в этом никакого нет: просто на высоких нотах нет никаких привычных спазмов.

Стоит опуститься на привычный тембр и звук формируется горлом, зажато и сипло.

В целом: офигеть же.

Ещё впечатления от вчерашнего дня

На вокал после 25 не берут, считается, что сложно перебороть привычные паттерны, и горло уже не разработать, как в детстве, оно не такое податливое. Исключения, конечно, есть.

Мне разрешили снова артикулировать звуки. Сначала убрать артикуляцию, чтобы поставить столб воздуха, потом вернуть.

Аналогично с диафрагмой. Сначала только фиксировали, теперь управляем.

Я впервые видела радость педагога от своего пения. Правда, я до сих пор не в курсе, какие ноты я пела и до какой октавы распелась. Нот-то я не знаю.

Из всех моих развлечений остеопат горячо одобряет именно постановку голоса. Именно мне именно эти занятия подходят.

Остеопат же запретил спорт до курса массажа. Сказал, будет хуже. Сначала массаж, потом тренажерка.

У холериков выбор между восторгом и мучением, у меланхоликов между радостью и тревожностью, остальных не обсуждали.

Тыкает пальцем в шею, я вскрикиваю - а вот тут у вас слезы, тыкает с другой стороны, я судорожно вздыхаю: точка симметричная, ощущения другие - а вот тут у вас всхлипывания.

Тыкает в мышцы на плечах - а вот эти зажимы не дают играть на скрипке.

Нажимает под животом: а какие эмоции вы подавляете? - ха, так я вам и призналась.

Шевелит кости черепа: что вы вывозите на своей силе воли?

Вообще, очень странно слышать, когда специалист тебя жамкает руками и называет твои личностные качества.

Нажимает пальцами под диафрагмой, я взвываю в голос: а тут ножки диафрагмы, и это я ещё до них не добрался, они глубже.

- А можно не надо? Как насчёт обращения с пациентом с любовью и принятием?

Раппорт включает тогда, когда надо проверить, все ли верно нашевелил в голове и шее: дошевелил, волна по телу от пяток до макушки - садитесь на кушетку. И так несколько раз.

А, мастерам не рассказывала прикол. Я в первый раз бросила постановку голоса, когда разрыдалась на занятии и не смогла успокоиться, сказала, что продолжать не буду. И судя по точкам, в которые тыкал остеопат, мы на постановке голоса сняли зажим с шеи, прикрывающий слезы, поэтому меня и прорвало в неудобное время.

Соседи не спят

Шумят.

Скрипка их не берет.

Постановка голоса их не берет.

Пение(!) в моем исполнении не берет.

Может, всё-таки, завести кур?

Кого чуть не выгнали с массажа в 43 года?

Меня.

Сказано, что мне слишком больно, а меня, почитай, и не мучили.

Двоешница.

В общем, цепочка такая.

Сначала организм сбился, на стрессах 10-летней давности. Врачи вырезали из меня лишнее и назначили лекарства, которые должны были все наладить.

Они и наладили.

Но параллельно уронили тестостерон. А кто в здравом уме из женщин следит за ним? Даже если остальные гормоны сдает.

Я и не следила.

Вместе с тестостероном ушли желание жить и мышечный корсет, оставив вместо себя убийственную слабость.

Потом мы нашли причины моего умирания и вернули тестостерон на место.

Параллельно меня начали заклевывать мастера: расслабьтесь, да расслабьтесь. Ну, понятно, что если я стараюсь это сделать, но не могу, то причина есть. Это же не веса жать, наоборот-то должно получаться.

И я пошла сначала к остеопату, потому что помнила, как он меня умеет собирать в человека прямоходящего.

Остеопат всего за два часа меня сбалансировал, потыкал в забитые мышцы и послал на тайский массаж. Сказал, на спорт с таким нельзя.

Ну а я чо? Можно подумать, я хочу на спорт.

Пошла на тайский массаж.

А там меня жамкают, а мне больно. Мне прям очень больно. Я, конечно, терплю, всего раз вякнула, что негуманно, но мне по-честному больно и больнее, чем на общем массаже.

А девочка кривится и говорит: тайский массаж - это не ваше, я никогда и никому не делала так легко, как вам, а вам больно. Валите отсюда на общий массаж, йогу или ещё какую хрень.

Потому что остатки мышц, пытаясь вытянуть все функции организма и закономерный при таком анамнезе лишний вес, забиты до каменного состояния.

А я ещё рассказала, что от меня хотят на скрипке, какие мышцы расслабить. Специалисту смешно, да.

Собственно, вот.

А завтра у меня болеть будут даже уши.

Любопытство кошку сгубило

Сегодня я узнала, что успешно пою ноты второй октавы.

А начало первой - не пою. Хоть убейся.

На следующей неделе мне обещали дать попробовать петь басы.

Мастер: сегодня я вами впервые очень довольна.

Я, ехидно: а до этого и похвалить было не за что.

Следующий студент из коридора: вас и в прошлый раз хвалили, я помню.

Я: вы не понимаете: мы ставим голос, а хвалят-то меня за пение, а за голос не хвалят.

Мастер: ну не могу же я хвалить, если не за что? Разве что на первых занятиях, когда надо мотивировать новичка.

Я так понимаю, диапазон у меня в итоге будет больше двух октав. Потому что нижние ноты мне в общем-то знакомы, осталось их очистить. Технически задача очень простая: удержать такой же поток воздуха, как на высоких нотах, не поджимая челюсть и не напрягая голосовые связки. Как при этом формируются низкие звуки, мне специально не говорят, предлагают дать организму самому спеть. Засада в том, что на тех нотах, на которых я разговариваю, включаются разговорные паттерны, а не певческие. Поэтому мы начинаем с конца второй октавы и отползаем по ноте вниз, расширяя диапазон. Я всегда думала, что бывает наоборот.

На сей момент у меня в активе 9 высоких нот, которые не вызывают нареканий мастера. Плюс 7 нот за час работы, понятно, что мастер радуется.

Мастер уже прямым текстом говорит, что не ту я задачу перед собой поставила: дикторский голос, мол, у меня прекрасный музыкальный слух, хорошие вокальные данные и красивый певческий голос, можно было идти в вокалистки. Раньше только намекала.

Ну, что я могу поделать, если я психолог, которому надо записываться? Вся эта вокальная работа нацелена на снятие зажимов с разговорного тембра, а не просто развлечение.

Поскольку мастер по скрипке меня уже озадачила, что мы с ней скоро начнем петь, надо предупредить, что петь мы можем только ноты второй октавы, пока мы с другим мастером не вытянем голос вниз.

Ах, да: басы. Они тоже скорей всего будут чище разговорных нот. Так с двух сторон и расширять доступный диапазон.

Чудны дела твои, Господи.

Запись

Кстати, спрашивала у мастера по голосу, почему бы ей не записываться и не публиковать это на ютубе.

Сказала: нет, работа индивидуальная, посторонний человек может себе навредить, если без контроля будет делать упражнения.

Увы.

А там такое безмерное знание о предмете, о техниках и куча баек сверху, что очень жаль, что оно все передается в частном формате.

Ну, группы она тоже ведет у студентов, но все равно не на массовую публику.

Диапазон

Поразвлекались со старшей определением диапазона голоса. И у меня и у нее по две октавы, только у нее сдвиг на ноту выше.

Измеряем диапазон голоса

Сегодня же, измеряем диапазон голоса. А там стрелочка вправо отклоняется.

Я погудела, помычала, пододокала, полялякала, забираюсь все выше и выше, добираюсь до фа второй октавы...

Собака не выдерживает и скулит, коротко и ясно. Стрелка в ответ на собаку вылетает за пределы нормального человеческого диапазона.

Старшая теперь ходит и анекдоты рассказывает, что собака лучше нас высокие ноты берет.

Сопрано

В общем, до сопрано я не дотягиваю. Я уверенно себя чувствую от ре малой октавы до ре второй октавы. Верхние беру чисто, нижние - на взгляд нормального человека тоже чисто, а на взгляд мастера по голосу - нет :) Но это мы очистим.

Ну и, наверное, ещё туда-сюда-обратно по паре нот с обоих концов диапазона прибавится. Голос же со слухом развиваются в процессе занятий, зажимы снимаются, дыхание на опоре тоже прогрессирует.

Как и со скрипкой меня во всем этом прёт вот эта мелочная, тщательная проработка каждого звука, каждого вдоха, каждого движения пальца. Я вообще не мечтаю ни о каком результате, как я красивая вся такая пою, играю на скрипке или очаровываю низким бархатным голосом. Мне достаточно осознания, что все вычищено до малейшего звука.

Певческий голос

Если пару недель назад я авторизовала умение говорить с дыханием на опоре, то за эти две недели можно авторизовать появившийся как явление музыкальный слух и певческий голос. Причем, не вымученные, а естественные, так, что мастера мимоходом говорят "с вашим хорошим слухом" (я пока не осознаю это до конца, но у меня и линеек для измерения нет).

Сольфеджио для начинающих

Старший ребенок взялся учиться играть на гитаре. Я ей скинула свое пособие по сольфеджио. Она говорит, что я издеваюсь.

Как я могла вырастить такую жестокосердную дочь, которая не хочет помочь зайчику вместе со мной?!

Краткий дайджест с последнего в этом году занятия по постановке голоса

Я поняла, как чисто петь. Как это вообще работает и какими средствами достигается.

Я начала слышать чистоту нот изнутри, через вибрацию, а не снаружи, через звук.

Я распелась от фа первой до фа второй октавы.

У меня совершенно волшебный вокальный голос.

Котика хвалили.

Котику сказали, что можно начинать петь итальянские оперы.

Котик в обмороке.

Первые результаты

Я наконец поняла, что и как надо координировать, чтобы петь чисто. И сегодня отчирикала сложные упражнения от фа1 до фа2. Понятно, что все это ещё бесконечно отрабатывать, но на разогретых связках уже вполне получается петь без фальши. И я начинаю изнутри себя слышать, что я пою. Чистого времени заняло два месяца от абсолютного нуля. Вот. Это прям результат.

Глядишь, хватит мотивации дождаться результатов и со скрипкой :)

Не, ну серьезно: два месяца от кучи комплексов и невозможности выдавить из себя вокал до "в принципе, можно уже давать вам арии из итальянских опер".

Расслабиться

Чирикаю с мастером по голосу о том, как мастер по скрипке учит меня расслабляться.

О! - говорит мастер по голосу. - а давайте-ка: наклониться, перегнувшись в поясе и свесив руки, вдохнуть диафрагмой, зевок, задержать дыхание и поем: а-а-а-а-а, до-ре-ми-ре-до-до... Вот, отличный голос сразу, потому что горло не зажато.

Короче, рассказываю это сакральное знание.

Слушаем заданные ноты.

Вдыхаем диафрагмой, расширяя ребра.

Одновременно формируем нёбо куполом в зевке.

Задерживаем дыхание, ощущая в этот момент столб воздуха от диафрагмы до нёба.

Поем от диафрагмы, вообще никак не напрягая голосовые связки и прочие органы ротовой полости.

Воздух уходит в затылок, а не в щеки, диафрагма не расслабляется.

Интонация, если надо, делается поясницей.

Финальные ноты допеваются ребрами.

Профит: мозг сам координирует вибрацию связок со звуком, который услышали уши, и ноты получаются чистыми.

Ни связками намеренно, ни объемом воздуха во рту вообще делать ничего не надо. Артикуляция звуков тоже весьма условна, отлична от разговорной, но слышно их чётче.

Чтобы звук был высоким, связки должны вибрировать быстро, чтобы низким - медленно. Этим процессом тоже не особо-то осознанно управляешь, мозг сам координирует все, если ему не мешать и не выеживаться.

Все ОЧЕНЬ просто. 2,5 месяца чириканья, минус 3 недели, вылетевшие на критические дни (в эти дни петь нельзя). И я запела.

Ну, и заговорила тоже. После часа пения разговорный голос наконец состоялся на разогретых связках.

Авторизация результатов

Все-таки, это какая-то запредельная фантастика.

3 занятия по вокалу.

4 декабря попробовали вокал.

11 декабря поставили несколько звуков в самой удобной части диапазона.

26 декабря начали расширять диапазон. Я сбиваюсь только на переходной ноте к грудному диапазону, а там все сбиваются и это - временная проблема. Как только мы ее пробьем, начнем легко опускаться вниз, как легко поднимаемся вверх по второй октаве.

В целом, конечно, это 2 месяца занятий по постановке дыхания на опоре: 8 занятий, которые легли на 1 (одно) этой весной и 9 занятий осенью 2018 года - да, мы начинали не с нуля в этот раз, но 3 года - это очень большой перерыв.

Но непосредственно вокала - 3 часа с перерывами на трепотню, скороговорки и детские стихи.

Раппорт

Я, кстати, за четыре встречи отогрела массажиста. В первый раз мы пообщались, я была так подавлена: и так концлагерь тут, а ещё и специалист вообще неконтактен.

А ничего, ничего... Подкормила, похвалила, байками позабавила - глядишь, уже и нормально общается и расслабилась.

Меня б кто так умуркивал.

Но раппорт так и не получается с ней.

Лучше раппорт стал получаться после занятий по скрипке. То ли мастер мой его стал лучше удерживать, то ли меня кто-то ловит на выходе с занятий, расслабленную и в хорошем настроении каждый раз. А дифференцировать и определить автора не могу. Часть точно ее, но не все. Надо поставить якорь в виде звучащей ноты на этот контакт, чтобы потом разбираться с остальным.

Раппорт вообще как дыхание стал. С клиентом недавно: втираю ему свои излюбленные байки про саблезубых тигров и внутреннего критика, говорю, идите, найдите его в мифе у себя: сидит вон там, выглядит вот так.

Клиент: как вы узнали?! Я посмотрел, все так и есть.

Я: в раппорте: заглянула в ваш миф и увидела.

Ну, пока мы в начале процесса, иногда проще подсказать клиенту, где искомое, чем ждать, пока он там неуверенно ищет и нервничает.

...хотя мастерам не следует забывать, что Баба-Яга не подкармливает, а откармливает. И неизвестно ещё, чем я обогреваю этот город и людей в нем: натопленной баней, растопленной печью или маленьким атомным реактором.

А сухой, холодной, дистантной и жёсткой до жестокости я умею быть ещё лучше, чем теплой. Надо быть бдительными и осторожными.

Сводки с полей

Я поняла, что от меня до пения все еще дистанция космического масштаба. Когда включила определитель звука на смартфоне и стала петь под него. В ноты я попадаю, но удачно пою только куски гамм, но не полное произведение. Ну, не то, чтобы я куда-то торопилась.

Диапазон, чек-лист

Про пение я не рассказываю по той простой причине, что с 1 января занятий не было. То каникулы, то еще что. Только в воскресенье возобновим.

Но я потихонечку пою отдельные куски гамм, хотя и без фанатизма.

Во-первых, я все время склонна завышать на четверть тона по сравнению с заданным звуком. Думаю, это со временем согласуется между слухом и голосом. Сам звук – да, нота верная, а если сравнивать показатель высоты с таблицей нот и частот, я все время скорее чуть выше, чем точна.

Во-вторых, с поправкой, что в звук я попадаю порой со второй попытки, приходится себя приопускать сначала, я могу спеть все ноты из моего диапазона. Причем, в любом порядке, а не так, как мы шагали вверх-вниз по ноте. Нет проблем перейти от низких к высоким звукам. На нижней переходной ноте только сложновато.

В-третьих, как любому неофиту мне, конечно, интересно узнавать и расширять пределы своего доступного диапазона. (Да, я в курсе, что рабочий диапазон уже).

Последний чек лист был - от ре малой октавы до ре второй октавы. Но это прям, куда едва доставала хоть тушкой, хоть чучелком.

Сегодня прочекала: на ми малой октавы я могу даже петь, на ре-диез чаще могу опуститься, чем нет, а ниже никак не могу посадить звук на дыхание, не щелкает понимание, как звук идет. Попала на ре малой октавы буквально пару раз. Оно прям совсем близко. 151 герц есть, а надо 147,83.

С высокими нотами все интереснее. Вслед за пианино я поднимаюсь до 930 герц – это ля диез второй октавы. Но выше никак, хоть убейся. А вот вслед за скрипкой, если сменить позицию и взять высокие ноты, то уверенно попадаю в 1050 герц, а это – до третьей октавы. Еще выше не пробовала сегодня, но я уже и устала гонять голос по трем октавам.

По трем. Полным. Октавам. Ну, если простить мне пока одну ноту снизу.

Боже ж мой. Откуда оно берется?

Понятно, конечно, откуда оно берется: очень много скрипки и много классической музыки в ушах, организм понял, что от него хотят, и согласовал тело как инструмент с внешним звуком.

Ну и тайский массаж, похоже, тоже свою роль сыграл, зажимы ушли. Будем считать, что 25 тысяч уже окупились (да, это дорого, но каков эффект?).

Колоратурное сопрано

Котик отпел и пошел домой.

Сегодня помимо прочего мы пытались понять, как сделать мой голос сексуальным.

Поняли.

Ещё мне сказали, что завышение - это штатно и временно, просто этот этап должен был начаться месяца через 2-3.

И таки котику сказали, что у него колоратурное (!) сопрано.

О-х-у-е-т-ь.

- Будете так говорить, вас в дикторы возьмут.

- Определитесь, пожалуйста, мне к умным или красивым? В психологи, дикторы на ТВ или в певицы?

Вообще, петь высоко - это очень легко и просто. Хоть обчирикайся.

Но если бы вы знали, как сложно чисто говорить в разговорном тембре! Я шиплю, сиплю и булькаю. Причем, техника одна и та же, никаких изменений, никаких сознательных усилий не нужно делать. Но как только дошли до привычных паттернов в речи - все рассыпается.

Сегодня поем

Начинаем где-то в конце первой октавы, потом идём вверх по полтона, потом возвращаемся вниз. Собственно, нас интересует разговорный тембр, все сложности там, но проще до него добраться сверху.

Периодически мне выдают люлей за поджатую челюсть и мы ищем ту комбинацию натяжения нёба и направления воздуха, чтобы голос зазвучал. Надо увести внимание с челюсти куда-то ещё, чтобы нёбо не расслаблялось, воздух шел не вперёд, в щеки и наружу, а в затылок, и резонанс был не в горле и не в щеках, а в верхней части черепа, ну и в груди на нижнем конце диапазона.

Над попаданием в ноты вообще не работаем. Если я правильно взяла воздух, то в ноты попадаю нечувствительно, если неверно, тогда фальшивлю. Все равно все сводится к правильному натяжению нёба, объему и направлению воздуха.

Ещё из прикольного: объем воздуха под куполом нёба не должен смешиваться с воздухом от артикуляции. Звук создаётся в одной части ротовой полости, а артикуляция - в другой.

Ещё из прикольного: переход к грудным звукам должен происходить мимовольно, сам собой. Оп! - и завибрировало в груди само. Это у меня получается

Опустились до начала первой октавы. Надо спеть гласную и посадить на нее слоги. Не получается упорно.

Говорю: а давайте на октаву выше.

Спела, сразу все слоги встали на место.

Да, йомайо. Все то, что легко идёт на высоких нотах, вообще не идёт в разговорном тембре.

Спустились, перешагивая по терции вниз, как-то удержали нужный звук, получилось.

Минутка теории: оперные певцы поют за счёт дыхания на опоре и умения удержать нёбо натянутым в струну. Столб воздуха давит в купол нёба, все остальное получается само. Высота звука, артикуляция и прочее.

Натянуть мышцы я уже могу, удержать до конца музыкальной или обычной фразы - нет, опускается.

А, с шагом в полтона я могу, оказывается, гулять по нотному ряду, без проблем.

Массажем взято 2-3 года обучения пению. Ну, прогресс именно такой за прошедший период.

Мастер ещё активно намекает на фитнес, говорит, может стать лучше после укрепления мышц пресса.

Колоратурное сопрано, йееее! Ко мне в руки идёт скрипка, как один из самых сложных инструментов, ко мне идёт прекрасный певческий голос, охренительный голос. Ещё каких-нибудь года три занятий и все получится.

Мелизмы

На пении в последний раз мы пробовали освоить трели. Ну, по принципу: "пока вы не задумываетесь о том, что вы делаете, у вас все получается". То, что это были мелизмы, я вообще постфактум нагуглила. Это очень хорошо иллюстрирует уровень моей музыкальной неграмотности.

Тон-полутон

Еще я попробовала петь с шагом через полутон звук+слоги. Получается попадать в ноты по всему диапазону от ми малой до ля-диез второй. На переходных нотах немного сбоит.

Кажется, что меньше стала завышать, чаще попадаю сразу.

Еще пробовала упражнение с последнего занятия, чередование соседних нот типа си-до-си-до, трели. Получается петь с шагом от большой секунды до октавы. На больших интервалах я чаще ошибаюсь, чем с секундой, но в общем-то, и попадаю тоже часто. А вот малая секунда не получается, не могу управлять голосом на полтона, если надо по соседним ступенькам прыгать.

И пробовала петь арпеджио (трезвучие, секстаккорд и квартсекстаккорд гаммы ре мажор). Ну, тут начало получается, а конец что-то не очень, мимо верхнего ре промахиваюсь. Может потому, что одновременно слежу по смартфону за тем, что пою, а с мастером я только на заданных звуках концентрируюсь, проще петь. Когда нот много, то в голове не удерживается вся заданная музыкальная фраза.

Как-то так. Это похоже на прогресс.

Но петь с листа без музыкального сопровождения так и не получается пока. Голос только вслед за звуком идет.

Слышать себя

Я пока плохо слышу, попадаю в ноты или нет. Лучше, чем раньше, но это скорее на уровне догадок, попала или нет. А определитель на смартфоне точно показывает, где я - и в нотах и в герцах. Думаю, позднее слух получше разовьется, тогда смогу делать все без шпаргалок.

Вокал vs скрипка

Вообще, по ощущениям, пение не требует никаких усилий (по сравнению со скрипкой особенно :)). Ну, я трачу внимание на правильное дыхание и натяжение неба. А пение получается само собой, это вообще не труд.

Звук в теле

Вот когда мы поем, мы ориентируемся не на слух и не на напряжение связок, а на другие ощущения: диафрагма, нёбо, направление потока воздуха. Слух с голосом координируются мимовольно. Когда мы музыку слышим, тело тоже включается, слушатели редко остаются неподвижными. А при игре на музыкальном инструменте, мы ориентируемся только на слух, или мелодия тоже резонирует с ощущениями в теле? И где тут кнопка?

Я тут ещё с мастером по скрипке поговорила на эту тему. Она говорит, при игре мы воспроизводим внутренний звук, представление о нем. Я понимаю о чем речь, но не понимаю, где звук сидит в теле. Точно не в ушах, не в горле, а где внутри - непонятно. У меня разрыв между нотами на бумаге, внешним слухом, голосом и внутренним слухом. Я понимаю, что внутренний слух тоже есть - и когда слышу знакомую мелодию и сама играю, то предвкушаю звук, который должен появиться. Но это скорее случайность, чем устойчиво поставленный навык. И непонимание, как это работает. А пение посажено на ощущения тела, тут с внутренним слухом коннекта вообще нет.

Правильный вдох

У меня встал на место навык правильного вдоха. Поймала себя на том, что если сфальшивила и собираюсь перепеть, то машинально стараюсь правильно натянуть нёбо и направить воздух.

Настроения тональностей

Я пыталась понять гаммы, случайно обнаружила теорию, что разные гаммы выражают разное настроение и задалась идеей, будет ли слышно это настроение типа "гамма ля бемоль мажор - ощущение могилы, гнили и осуждения" слышно, если мы будем разговаривать в этой тональности? Ну, если мы можем петь гамму, то говорить на этих нотах можем же тоже? Пока, конечно, я никакого настроения не слышу, но гаммы пробовала петь.

Раппорт в музыке

Я тут выше упоминала раппорт. Это термин от нлпшников и зотериков: умение состроиться с другим человеком и чувствовать его через тело, невербально. Ну, или быть с человеком в унисон. Я этот навык умею много лет и легко состраиваюсь и с людьми, и с животными и даже с растениями и территориями (ну, это уже совсем область эзотерики). В общем, я задаюсь вопросом, если я умею в этот унисон, то почему я не умею в музыку? Весомым куском схемы оказалось понятие внутреннего слуха - я как-то выпустила из виду, что он существует, знания же фрагментарные. И все равно есть впечатление, что где-то разрыв восприятия между телом и музыкой. Ну, если оставить за скобками очевидное: надо больше заниматься. Это-то не проблема. Но я должна обладать если не абсолютным слухом, то близким к нему, если я умею так чувствовать через тело.

Пелагея

Вот поет Пелагея https://youtu.be/mMx228QVT3E?t=31

На первом куплете я не слышу окончания слов: вечееее… вместо вечер, спал…ь, а не спалось, ворон…й, а не вороной и т.д. Как будто на окончания не хватает воздуха, пропадает последняя из гласных, хотя призвук последнего "сь", "й" слышно. Я сначала подумала, что я ожидаю непрерывность хорового пения, а тут соло, надо же ей и дышать.

Но дальше – по моим ощущениям – она опускается ниже и резко голос становится более наполненным, на сколько бы она музыкальную фразу ни растягивала. https://youtu.be/mMx228QVT3E?t=115 Как будто она поет там, где ей удобнее и привычнее.

А когда начинаются завитушки на есауле и до конца, то опять ощущение, что тут ей менее удобно, чем в середине песни, хотя все получается. Вокализмы в конце получаются лучше, чем первый куплет со словами.

В другой песне такого ощущения нет, то там же она и поет ниже? https://www.youtube.com/watch?v=Q5C1MnUJVuQ

В пташечке она допевает многие музыкальные фразы ниже и сразу голос становится широким, как будто окно распахивают https://youtu.be/nxJPMFzS-T8?t=204

А вот тут не опустилась на аналогичных словах и такого ощущения нет https://youtu.be/nxJPMFzS-T8?t=224

Вы слышите все одинаково безупречно у нее, или действительно ей удобнее петь ниже (или как-то иначе, но я слышу более низкие ноты), чем выше, и это заметно?

Вокальная лошадь

Я тут случайно выяснила, что если вообще петь, ну, то есть, заниматься дома с толком, чувством, расстановкой, то пение с листа по нотам тоже доступно. Не так чисто, как отдельные ноты или куски гамм, но песенки вполне поются и без сопровождения тоже, судя по смартфону.

Больше всего мне сейчас интересно, какая лошадь вырвется вперёд: инструментальная или вокальная.

О настроении тональностей

Извините, у меня ещё вопрос.

Как сделать красивый разговорный тембр, я уже поняла.

Как сделать его сексуальным, поняла, но ещё не тренировалась.

Как сделать материнским - тоже.

Какой надо сделать звук для асмр - технически поняла, но пока не смогу, гибчее надо быть. Звуки африканской саванны, чтобы вы не задавались этим вопросом, есличо.

Но у меня практический вопрос про интонацию, в смысле, не чистоту, а настроение. Получается, если каждая тональность имеет настроение, то если говорить в тональности ля-мажор, то это как раз и будет вызывать ощущение этих самых невинных признаний в юношеской любви?

Это же должно работать?

Я догадываюсь, что актеры это могут достигать иными методами. Но я учу танк с квадратно-гнездовой логикой вальсировать, не приминая головки ромашек на весеннем лугу. Как умею, так и учу.

Попадаю в ноты

Ну, и из хорошего: я начинаю петь нужные ноты без музыкального сопровождения. Промахиваюсь, конечно, пока еще, но и попадаю тоже заметно часто. Звуки внутри маркируются правильно. И так это быстренько уже начало выстраиваться.

Вместе с игрой, судя по слуху и определителю звука, вообще проблем нет, я в унисон пою. Послушать и потом спеть - тоже попадаю. А вот "спой ми первой октавы" - раньше вообще пустота в голове была, а сейчас образ звука внутри с названием ноты совпал. Ну, не везде, не везде, но 1-2 октавы уже многое выстроилось. Ждем.

Сводки с занятий

- Когда мы уже начнём петь что-то, кроме упражнений?

- У каждого вокалиста есть кладбище партий, которые он выучил неправильно, как минимум пять. Мы с вами работаем, чтобы это кладбище было поменьше. Терпите.

- Остеопат рассказывал байку, мол, Градский на голосе прислушивался, есть ли у исполнителя вибрация в голосе, и именно таких брал.

- Ну, конечно. Голос с вибрацией - это уже профессиональный голос, только отшлифовать останется.

- Чем большее количество звуков в нижнем диапазоне берет вокалист, не переходя в грудной регистр, тем он считается профессиональнее.

- Как только вы перестанете поджимать челюсть, можно будет максимально расширять ваш диапазон, пока страшно, что можете случайно сорвать связки.

- Вдохните. А теперь с зевком. А теперь натяните небо лучше. А теперь ударьте воздухом по небу. А теперь резче. А теперь уберите струю воздуха назад. А теперь уберите звук а, выдыхайте без звука. А теперь поставьте палец на нёбо, вдохните с ним. А теперь оставьте палец на нёбе и выдыхайте с ним. О, вот это уже пение.

- Ваша детка очень мотивированно занимается, у меня так занимаются только иногородние студенты, которые торопятся взять от города все, что можно успеть. Не понимаю, почему так: она же здесь с рождения.

- Мы понаехавшие, всего семь лет как здесь живём.

Однако, мимикрировали под местных.

Мы добились появления вибрато в голосе, пусть пока и проблесками, но уже все тело включается в пение.

И после того, как стабилизировалось натяжение нёба, тембр разговорной речи стал улучшаться даже вне упражнений.

Героически превозмогая

Сегодня была публикой у мальчика, который занимается вокалом до меня. Час слушала и делала комплименты время от времени.

Мне публики не досталось и слава Богу. Мы сегодня целый час пели с высунутым языком. Так себе зрелище. Это так зажим с челюсти снимали.

В прошлое занятие пели с пальцем во рту.

Очень видно, что там, где мальчик не думает, он звучит и чисто и красиво, как только начинает вдумываться, как петь, сразу не ОК. У меня так же.

Я сегодня, на упражнениях с языком, окончательно потеряла понимание, как строить осознанно связку между слухом и голосом. При этом стала звучать намного чище и ориентироваться на вибрацию тела. Мастер, понятное дело, сиял.

Осталось закрепить навык. И язык вернуть на место.

Я с уровня "дышать со звуком" повышена до "мычать в унисон со скрипкой". Второй год занятий идёт так-то. Петь со словами ещё не дают, чтобы связки не сорвать.

Ещё кусок понимания встал на место. Звук делается непрерывной волной воздуха, а не отдельными нотами.

Делюсь с ребенком впечатлениями, рассказываю, что вспомнили дуэт кошек Россини, ставлю послушать. Мол, не успела я вякнуть: а давайте мы с Настей споём, как Мария обломала: никто из ее студентов это не потянет. Настя: "хмм, но выглядит несложно". А у ребеночка-то амбиции прорезаются.

Мастер говорит: ПОКА не потянете. Научитесь петь, споете.

Я даже на концерт согласна идти с этим. Только представить: маленькую и кругленькую меня и рядом дохлого цыпленка в лице старшей дочери, которая тощее меня ровно в два раза. И в два голоса: Мяяяяаааауууу! Мяяяяу! С эмоциями пубертатного подростка и его матери. Мы их ещё не забыли.

Старшую захваливают. И голос, и слух, и усердие, и тембр красивый и Аве Марию петь будет.

Меня тоже прихваливают, но поскромнее. Типа, есть в кого быть ребенку, и все ОК, если не косячу. А косячу чаще, чем нет.

Мастер, когда комментирует вокал, то непроизвольно подстраивает голос вслед за нотами. На низких нотах говорит ниже. Я за мальчиком следила с определителем звука в руках, заодно речь мастера видела. В основном сидит на соль-ля малой октавы.

Сейчас прочекала свою речь, я без опоры говорю чуть выше: соль-си малой октавы, а с опорой чуть ниже: фа-диез-соль-диез. У мастера речь ровнее, кстати, меньше колеблется на нотах.

Упражнение: 5-7 нот по кругу повторять. Мальчик на одном дыхании повторил 7 раз, мастер повторяет 70!

Охренеть.

Я попросила сыграть мне тонические трезвучия мажора и минора и наконец расслышала разницу между ними. Это я продралась через половину теории музшколы и увидела рекомендацию слушать разницу в тональностях по главным трезвучиям, а не по гаммам. И наконец стало слышно.

Музыкальная теория - ОК, осталось сложные трезвучия раскурить, остальное в голову почти уложилось. Не заучивала наизусть, но в пределах семилетней музыкалки стала понимать все.

Сольфеджио для вокала мне не нужно, мы поем без нот, а доучивать теорию буду на практических упражнениях. Собственно, наизусть знать, какие там ноты повышаются и понижаются в разных гаммах, и как обращаются трезвучия, мне ни для чего не надо. До своей музыки мне ещё грести и грести. Да и тогда шпаргалки никто не отменял :)

Обращения трезвучий сегодня поняла и очень радовалась. Я арпеджио на скрипке уже давно играю, а тут оно в голове уложилось, как там все выстраивается.

Дуэт кошек всё-таки попробуем

Весь вопрос стоит в том, кто какую партию из нас возьмёт. У обеих сопрано, обеим высоко петь легче. У ребенка голос лучше - она и младше и меньше пела, чем я, голос не испорчен.

Спой ми1

Я начинаю попадать в отдельные ноты без музыкального сопровождения. Ну, промахиваюсь еще, но "спой ми1" - это уже становится реальностью. Я совсем немножко сольфеджировала по нотам в диапазоне ля1-ми2, но и более низкие ноты тоже начинают по местам вставать. Там, где разбирали тональный план, мальчик показывал отдельно тональности, я разницу между ними начала слышать, хотя более конкретно не смогу ничего пока сказать.

Встреча с пустотой

Я недавно жаловалась мастеру по скрипке, что последние две недели вкомментарии мастера падают куда-то в пустоту, не привязываются к конкретным проблемам и задачам, как я их осознаю. Вот это уколоть воздухом, натянуть и толкнуть и все такое. Я слышу, я пытаюсь делать, но даже если звук становится лучше, я не улавливаю, за счёт чего именно, какие ощущения меняются и в результате каких действий. Вот с зевком так же примерно было: действие есть, а ощущения нёба не было яркого. А с опорой на палец на нёбе появилось ощущение натянутости, теперь и через зевок оно лучше чувствуется.

А вот сегодня это видео с объяснением, что звук непрерывный, оно наконец дало образ, который зацепился за опыт и перспективен в плане результата. Я уже дотягивалась до понимания, что значит, управлять воздухом, на прошлом занятии. А в этот раз точно долетело и распаковалось. Это было примерно похоже на то, как сначала играем мелодию, потом ее легче представить и повторить. Так и тут, стало понятно, как струя воздуха обеспечивает красивый звук.

Этот опыт как-то перекликается с тем, что я напеваю под оркестр мелодии, которые знакомы. У меня есть образ мелодии и я ее очень свободно пою с сопровождением. Наверняка фальшивлю, конечно, но это цельное восприятие мелодии даёт свободу, которой нет в сольфеджировании по нотам. И это все ближе к ощущению музыки как вибрации через тело, как и вот этот непрерывный воздух - это то, что воспринимается как объект в теле, а не осознанное хлопотание тела над задачей. То есть, я конечно, понимаю, что и вибрация и струя воздуха - это все формируется телом и в теле. Но сейчас оно приближается в понимании к такой же естественной координации слуха и голоса по сравнению с осознанным хлопотанием связками.

Текущее

На скрипке все ещё каникулы, сама то играю, то не играю, с переменным успехом. Не убиваюсь, хотя изначально хотела.

Сольфеджио грызу вдоль и поперек, понимаю уже все, помню далеко не все, но и хрен бы с ним. Хватает пока с излишком.

На вокале все то же о том же. Я уже понимаю, как все это должно выглядеть в системе, но ещё не умею это взять.

Начала пропевать одноголосие Калмыкова-Фридкина.

Говорю лучше. В следующий раз будем убирать блок на шипящих, они ещё слышны в речи.

Отбиваюсь ещё и от вокального концерта в мае. Вообще никакого желания выступать.

О вокале

Вместо авторизации скрипки, где нет прогресса из-за каникул, будет вокал.

Мы вычислили, как дышать правильно: не ртом, а носом. Челюсть почти никогда не поджимается.

Тембр внезапно очистился и стал очень красивым. На верхних нотах переливается, как серебряный колокольчик.

Про интонацию речи уже не идёт, в ноты я попадаю.

Запомнила какую-то музыкальную фразу, и внезапно, лёгкости запоминания от меня не ждали.

Подсунула песню Мэри Поппинс с Ютуба, потом ноты, говорю: по-моему, она поет выше нот, я не слышу тут ми-фа-соль, слышу ее выше. И правда: поет на терцию выше нот.

В связи с чем авторизовали: слух открывается намного быстрее, чем обычно у взрослых. Мы не говорим "развивается", потому что очевидно, что это природные данные, которые просто были не в доступе.

Я устаю и периодически делаю перерывы на полминуты, но потом часто пою то, что было последней задачей, без подсказки инструмента. В памяти сохраняется последняя нота и я воспроизвожу задачу правильно.

Диапазон сверху расширился до ля второй. И это не писк, до которого я едва дотягивалась пару месяцев назад (тогда я выдала из себя ля-диез на максимуме), а нормальное пение.

Это - абсолютно точно не предел, я вижу уже по ближайшей зоне развития, какие возможности есть у голоса, мы и близко к ним не подобрались. Каждый полуосвоенный навык добавляет пару нот сверху легко и без усилий. Мы, конечно, ещё не весь диапазон колоратурного сопрано сверху взяли, но понятно, почему ещё не взяли. Нужна более качественная опора.

На разогретых связках внезапно прорезалась разговорная речь на опоре. Я о чем-то начала трындеть, мастер замерла, потом сказала, что боялась спугнуть: голос был правильным. Это, конечно, разовая акция, но я даже не заметила усилий. Значит, автоматизировать уже и несложно будет.

Мне надо поймать ощущение речи не на зевке, а на полузевке. На зевке оно слишком утрировано, а полузевок я хуже чувствую. И тогда я заговорю хорошо. Надо потренироваться со вдохом через нос, так менее заметно, проще должно получиться. Я сбиваюсь, потому что пытаюсь слушать результат, а не надо к себе прислушиваться, тогда звук станет ровнее.

Кстати, вообще выровнялся звук. Я могу длинную фразу пропеть без дрожи.

С супервизором трындели, он тоже голос ставил через вокал.

С остеопатом трындели, он тоже занимается вокалом и шевелил меня так, чтобы нёбо расширилось.

Последняя нота все ещё падает, в последний раз учились ее выдавливать ребрами и петь с ощущением вибрации. Получается, но ещё работать надо.

Обещают, что как только тело привыкнет, не будет уходить столько сил на вокал, тело само будет натягивать опору.

Мастер: сверху организму страшно петь.

Я: вообще не страшно. Мне в детстве сказали, что у меня второй голос, поэтому первый был запретной зоной, я туда и не ходила, поэтому нет опыта падений оттуда. Главное, не прислушиваться, попадаю ли я в ноты.

Вообще, конечно, это впечатляет: то, что определяли в детстве и то, что есть сейчас. Голос-то и тогда был сопрано, но зажимы его сдавливали и он не звучал.

Я, кстати, почти всегда слышу себя, когда попадаю в унисон с инструментом.

Объяснила мастеру, когда не ОК. Когда не поймала почему-то, куда направлена струя воздуха, тогда все рассыпается. Это при неправильном натяжении нёба происходит.

С прошлых занятий есть образ объема воздуха, который перекатывается во рту при пении. Я понимаю, что надо получить и даже как этого добиться, но ещё не овладела этим навыком.

Постепенно переходим к постановке профессиональных задач: вибратто, фразировка, все такое. Это уже переход от начального освоения навыка в область мастерства.

Я понимаю наконец, как улучшать результат. Если, допустим, поднять заднюю часть нёба как стиральную доску, то сразу мастер говорит ОК. Все эти паттерны нарабатываются от занятия к занятию, просто раньше эффект был более случайным, а сейчас я больше влияю на качество звука.

Про старшую сказали, что из молодых студентов, до 30 лет, у нее самый лучший голос. Ещё и неиспорченный. Ну и слух тоже "в меня", но не абсолютный.

О вокале, поскребышки

Ребенок приносит сегодня с вокала.

Мол, ее мастер приглашает в группу заниматься, а меня не приглашает.

Мне на это ровно, в группе я заниматься не хочу.

Говорит, меня бы позвали, но администрация этого музыкального учреждения почему-то запрещает пускать студентов старше 35.

Ворчу: если я накрашусь, я вполне могу скинуть 8 лет. И сделать вид, что родила тебя в 14, бурная молодость, все дела.

Впрочем, 21-летняя старшая на свой возраст не выглядит, там от силы 15-16 с виду.

Сольфеджирование

Я с сольфеджированием никак подружиться не могу. Я без сопротивления повторяю музыкальные фразы на занятиях, вслед за пианино или за мастером. Я прекрасно напеваю вслед за оркестром. И меня не очень парит, что там бывает фальшь, потому что во-первых, ее не так и много, я стала лучше слышать и петь, да и есть понимание, как лучше интонировать - сосредоточиться на формировании опоры. Если я что-то мычу себе под нос, пока работаю, то мне не до опоры, так что все объяснимо. Зато при этом нет блоков «надо стараться», выстраивается понимание, что я могу петь мелодию, не зажимаясь. Я без проблем сопровождаю скрипку голосом, особенно на упражнениях типа вокальных трелей, они простые. Но как только доходит дело до сольфеджирования – я пою ноты, тут же заморачиваюсь на верной интонации и не получается вообще ничего. И никогда не получается мелодия. Все предыдущее перечисленное – это про пение, даже на занятиях, где мы все же очень следим за правильным включением тела в процесс, а не свободно чирикаем, а сольфеджирование – это пока не про пение, как это ни парадоксально. Может быть, действительно, надо найти записи музыки для сольфеджио и петь под нее. Идти не от нот к пению, а от пения к нотам.

Музыкальная теория

У меня поначалу мозг отключался при изучении теории. Вроде бы все понятно-понятно, потом бац - все непонятно. Элементарные вещи, вроде интервалов, а в мозгу туман. Скорей всего, я вязла там, где в детстве бросила обучение. Как только перешагнула этот порог, остальная теория в голову зашла хорошо.

Ну и сейчас попроще, все же. Взрослыми мозгами можно понять систему, в нее все укладывается. А в детстве тебе меньше объясняют, больше приходится зубрить, а это не особо-то весело. Плюс в сети куча материалов. Не понимаешь по учебнику - погугли статьи, кто-то да пересказал другими словами.

Влиять на результат

Из хорошего: я стала лучше влиять на результат. Если раньше "натяни нёбо" - действие есть, ощущения смутные, результат не гарантирован. То сейчас включение абсолютно любого наработанного навыка = положительная обратная связь мастера.

По диапазону: такое ощущение, что сверху ещё не предел. Верхние ноты даются легко, есть понимание, что при дальнейшей работе с опорой можно и выше. Я как-то лучше стала понимать, как улучшение навыков опоры расширяет диапазон. А навыки же пока далеки от идеала, есть куда расти.

Отчетное

Через две недели будет полгода с возобновления вокала и прочих развлечений в этом сезоне.

Постановка голоса.

Опору поставили, красивый тембр нашли, я могу говорить на камеру, но пока не длинными абзацами, а отдельными предложениями. Для начитки больших текстов надо перед записью примерно час разогреваться и распеваться, тогда нёбо удерживается в разговорной речи примерно полчаса. Вообще, надо снова позаписываться, может уже и проще будет.

Я поняла, как менять голос под конкретные задачи, наполнять его эмоцией. Попутно поставили такие приколы, как сексуальность в голосе.

Я очень красиво могу говорить на октаву выше разговорного диапазона, но не до конца сняла зажимы, чтобы также красиво говорить низким голосом.

Все штатно, работаем дальше.

Вокал, подсобный навык для постановки разговорного голоса.

В принципе начали.

Обнаружили колоратурное сопрано.

Поставили опору – вот тут ачивочка, я носилась с этой идеей, как дурак с торбой.

Я перестала завышать, но все еще спускаю последнюю ноту в музыкальных фразах.

По мере освоения навыка пения на опоре расширяется диапазон в обе стороны и улучшаются навыки вокала как такового.

Вообще, в голове все задачи прояснились и упорядочились, я понимаю, что от меня хотят и как этого достичь, другое дело, что не все сразу получается.

Пока не поем ничего цельного, только вокализы и упражнения.

Все штатно, работаем дальше.

Слух.

Обнаружили хороший слух. Слух сам по себе и вслед за скрипкой очень-очень быстро раскрывается.

Я нашла препарат, на котором можно получить абсолютный слух. Улучшается нейропластичность мозга до уровня детского и в него можно впихнуть связки нота-звук на всем доступном слуху диапазоне. Из побочек – проблемы с печенью и поликистоз яичников при длительном применении. Но старший товарищ дал добро поэкспериментировать под его присмотром. Я так думаю, что два месяца у меня есть на постановку абсолютного слуха. Ну, или псевдоабсолютного. Надо найти время на сольфеджио, пропеть за это время одноголосие Калмыкова-Фридкина.

Птоломеева комма – это охренительная ачивка, практически абсолютный предел для тренированного европейского слуха. Вообще, я наконец раскрыла то, о чем переживала пару месяцев назад: с моим умением в раппорт и прочий внетелесный контакт мой слух должен быть абсолютным. Это все где-то на соседних полочках стоит, я должна слышать лучше, чем думаю, что могу. И вот оно вдруг стало доступно. Пока отдельной вспышкой, но если проложить систематические занятия, и рискнуть с препаратами…

Все штатно, работаем дальше.

Музыкальная теория

Не сольфеджио как таковое, потому что все это я не пела.

Музыкальную теорию я разобрала за весь курс музыкальной школы и начала заглядывать в теорию музучилищ и консерваторий. Там, конечно, я понимаю далеко не с наскока все, но постепенно в голове укладываются знания.

Наизусть почти ничего не запоминаю. Как с теоремами по геометрии и алгебре: если научишься выводить, запоминать не придется. Вот тут так же. Отчасти я делаю ставку на понимание, там все очень логично. Отчасти на то, что более употребимые вещи запомнятся в процессе практического использования.

Ну и не сдавать же мне экзамены по гармонии в консерватории, да? И шпаргалки никто не отменял. Я не планирую сочинять музыку, разве что вдруг проснется к этому интерес. А для вокала и скрипки мои знания уже избыточны.

Все штатно, работаем дальше.

Остеопатия

Он снова отправил меня восвояси, сказав, что сделал все, что мог. В следующий раз не раньше, чем через полгода пойду.

Я думаю, часть результатов в вокале взялись отсюда: я понимаю, что и зачем он делал, и как это может влиять на результат.

И вообще тело стало более живым.

Все штатно, я удовлетворена полностью.

Тайский массаж

Какое плохое зло я вам сделала? (с) Безумно болезненный опыт.

Курс пошла, теперь на поддерживающих встречах раз в месяц.

В целом, тело расслабилось колоссально. Но до сих пор забиваются бицепсы, очень больно плечам на массаже. Терплю и решила попробовать закачать руки, может быть так они не будут забиваться, если станут сильнее.

Все штатно, работаем дальше.

Спорт

Загнала себя в спорзал, опытным путем сократила разнообразие до тренажерного зала, остальное не трогаю.

Кардио частично можно взять по утрам на прогулках с собакой еще, мы с ей стали активнее двигаться.

За первые два месяца тело абсолютно точно проснулось и включилось в новые обстоятельства. Если присмотреться и прищупаться, то начинают оформляться мышцы по всему телу.

Я достаточно легко перехожу на новый уровень нагрузки. Ну и вообще, час в тренажерке 3-5 раз в неделю выдерживаю без особых мучений.

Попросила хорошего тренера со мной разово обойти тренажеры и подправить технику, чтобы не косячить на упражнениях.

Все штатно, работаем дальше.

Диета.

Нашла баланс с подсчитыванием калорий – без этого мне никак, слишком маленький разрешенный калораж. Я взвешиваю и записываю всю еду в блокнот ежедневно. А в калькулятор калорий переношу раз в 2-3 дня. Это заставляет дисциплинированно относиться к еде, когда ты не знаешь, сколько еще до конца дня можно сожрать.

С диетой все ОК – максимум белка, много воды, очень мало сладкого, пять приемов пищи за день, голода нет, калораж не убийственный.

И вот только-только, мооожет быть и то неточно, организм стронул вес и тот пошел вниз. Пока наблюдаю и не радуюсь.

То ли на фоне гипотериоза, то ли на фоне низкого тестостерона, организм вообще не торопится откликаться на диету и спорт. Посмотрим еще пару месяцев, потому что чудес не бывает: если убиваться в тренажерке регулярно, плюс пешие прогулки, плюс диета, то не может не быть сброса веса. Надо вспомнить про подъемы по лестнице на 21 этаж, как зимнее пальто перестану носить на прогулки с собакой.

Все штатно, работаем дальше.

Цветоводство

Все штатно, как и в прошлые годы, нового ничего нет. Что вырастет, то и вырастет.

Рисование

Не получилось пока. Позже попробую вернуться.

Рукоделие

Не хватает времени из-за музыки, но в планах все время стоит.

В общем и целом, почти все процессы запущены, все под контролем.

В планах на следующие полгода – другой вектор, там где куча всяких активностей вокруг психологии, самообразования и продвижения.

Вокал

Старшую продолжают захваливать. "Самый красивый голос за долгое время, который я встречала. И неиспорченный никем" - мастер. И деточке уже дают петь со словами. Деточка, понятное дело, цветет и пахнет.

Я продолжаю бороть зажимы в челюсти. Поскольку я сегодня была с температурой, то сколько наработали, столько и наше. Училась мычать и квакать, отдирая маленький язычок от нёба. Так и сказала: боже, какой фигнёй мы занимаемся!

Синдром утёнка, прекрасный синдром утенка

Я не знаю, что мастер по вокалу будет делать с этой информацией, но она теперь у него есть.

Я послушала Царицу ночи в том, что попалось в сети (Диана Дамрау и другие) и приуныла, не заходит мне. Слишком много драмы что ли. Потом дорылась до Джоан Сазерленд. А вот это - прям мое, откликается весь репертуар в ее исполнении, в том числе та же Царица. Вот это прекрасно.

Джоан Сазерленд

Похоже, что меня вдохновляет весь этот птичий щебет с колоратурами. Воздушный и легкий. Он не у всех певиц с колоратурным сопрано такой, как здесь. У меня где-то вот тут, в конце второй-начале третьей октавы, возникает ощущение совершенства звука. Тем более, если это не просто писк, а соловьиные трели. Я рассказывала, как поймала на пианино верхнюю ноту Теджетовой, ре диез третьей и у меня внутри такое яркое чувство восторга: вот здесь из тишины появилась гармония, идеальный звук. А не менее прекрасные звуки 1-2 октавы так не звучат. Понимание красоты есть, а внутреннего ощущения восторга нет. Вот на колоратурах Сазерленд оно снова приходит.

Причем, я вообще не могу вспомнить из детского раннего опыта, чтобы я что-то такое слушала и это запомнилось, стало синдромом утенка. Я если и слышала классику, то это было не колоратурное сопрано точно и точно пониже. Может быть скрипка так легла, но мы и не играли с переходами в первых классах школы, а там максимум - си второй в первой позиции.

Нашла. Только не смейтесь :) Это заставка "Широка страна моя родная" и заставка к пионерской зорьке. Особенно последняя, там труба как раз дает ре диез третьей, поэтому этот звук мне отзывается своей правильностью до идеальности. Все мои внутренние ощущения о том, что высоко - это красиво, это на самом деле просто заставки советского радио

Звуки советского радио

синдром утенка, как он есть

И мой верхний предел сейчас в виде "ля второй" - это не страшно, хотя и высоко. Да ясенпень это не страшно, это верхние ноты в позывных радио Маяк. Что их бояться, когда они звучат сквозь тебя каждый час с твоего рождения и до развала СССР? Я просто настраивала внутренний слух по радио, вот и все объяснение моего прекрасного слуха и готовности лезть наверх в вокале.

Дьявол в деталях. Я до 4 лет жила в полупустыне в Казахстане. Военная точка на десяток домиков, в школе один учитель на все классы, отсутствие пресной воды и прочее, прочее. Конечно, там не было ничего вообще. Радио было, книги, диапроектор с детскими сказками, которые надо был начитывать. Ну а по радио кроме этой пионерской зорьки ничего интересного маленьким детям не было, да и сама передача была неинтересной в моем возрасте. Телевизор и проигрыватель пластинок появились уже после 4, когда мы переехали в военный городок. Наверное, даже попозже, после моих 6. А картина мира формируется до 6 лет. Так что да, представления о музыке вообще в детстве сводились вот к этим обрывкам мелодий, родители были непоющие. С ИЗО примерно также. Детские книжки были, но для развития цветового восприятия очень важно количество цветовых контрастов вокруг. А у меня был обширный выбор между зимней белой полустепью-полупустыней и незимней желтосерой.

Это не случайность, я жила в такой обедненной среде, что и потом меня цепляли короткие мелодии заставок больше, чем нормальная музыка.

Самое интересное, что когда уже в 1 классе школы нас загнали в музыкалку, я помню растянутый во времени момент недоумения, почему я поставлена петь вторым голосом, при том, что внутри ощущение, что музыка – это то, что выше. Я тогда, конечно, вообще никак не пела по сути, но диссонанс был: я слышала первые голоса лучше, чем вторые. На этом и погорела, собственно. Пытаться петь вторым, при этом слушая чириканье первых, у ребенка не могло получиться.

Планы на перспективу

При разговорной речи зевок плохо держится. Может стоит попробовать поговорить на более высоких нотах, чтобы понять, почему там зевок не конфликтует с артикуляцией. То есть, так же, как поем, но поговорить, спускаясь по ноте ниже.

В быту меня сбивает, что звучание голоса становится неровным, когда я пытаюсь говорить с зевком. Я к себе непроизвольно прислушиваюсь, по ходу нёбо опускается и получается начали за здравие, закончили за упокой. А при пении я уже научилась к себе не прислушиваться, меня больше занимает ощущение воздуха в полости рта.

Ну и ещё есть спорт. Я там, правда, худеть по весам ещё не начала, но остеопат и массажист сказали, что за месяц похудела. Видимо, мышцы стали появляться и визуально тело подтягивается. То есть, можно рассчитывать, что постепенно тело будет лучше включаться, я прорабатываю и пресс и мышцы спины помимо прочего.

Ещё не хватает верхней вибрации. Мне больше нравится, когда она есть, но что-то она последнее время не появлялась, а пока я заморочена остальными задачами, я не успеваю понять, как ее добиться.

Критическое

Диана Анкудинова - это не про вокал. Даже в более-менее штатных условиях студии ее слушать невозможно, а живое пение, которое было на юбилее Тарасовой, запредельно ужасно. Она же сипит. Это не особенный тембр, это плохо поставленный голос при прекрасных природных данных.

Если послушать хороших оперных певиц с контральто, то вот просто обнять и плакать, как девочке угробили голос. И не только голос, но и представления о красивом звуке. Хорошо поставленный голос звучит не так на низких нотах.

И да, 11 лет на сцене, без перерывов на мутацию, это тоже не про грамотное ведение вокального исполнителя.

Я послушала Диану Анкудинову и мне резко не нравится то, что я слышу. Хотя по Вики у нее абсолютный слух и диапазон почти три октавы. Это такой тембр у нее или так вообще драматическое контральто должно звучать? Я слышу если не сип, то то, что мастер называет призвуком в голосе, во многих местах. Допустим, когда Пелагея низко поет, там же совсем другое ощущение от голоса. Пелагея внизу как низкий духовой инструмент гудит, а Диана - сипит.

Похоже, с Дианой совпал запрос публики на низкие женские голоса и зацикленность приемной матери ребенка на победах в конкурсе. Мама считает, что раз ребенок побеждает, то он хорошо поет. А ребенок побеждает, потому что у него хорошие природные данные на фоне сверстников.

Младшая

У нее, похоже, тоже сопрано. Я уже способна это расслышать. Я ее периодически подначиваю насчёт занятий вокалом, она отмахивается и при этом часто пропевает какую-то фразу мне в ответ. И это точно начало второй октавы, нежное и чистое.

Ей в любом случае ещё два года нельзя учиться, глядишь, мы распоем за это время старшую, и младшая тоже захочет петь, глядя на сестру.

Только мне уже все поздно, а дети - в самом удачном возрасте.

Абсолютный слух

Выпросила у старшего товарища разрешение на прием препарата, который может раскрыть абсолютный слух у взрослого. Может быть.

Ибо отчетливо видно окно для раскрытия слуха и что бы им не воспользоваться? Не то, чтобы мне был принципиален именно абсолютный слух, мне и моего хватит, тем более, я уже поняла, как им пользоваться. Но на препарате можно, метафорически, завезти пианинку с преподавателем в мои 3 года и взять все то, что не свезло взять в немузыкальной семье.

Интересно же исследовать пределы возможностей, пока мы убиваемся над упражнениями.

Услышать мелодию

У нас прогресс: я услышала мелодию, которую пою. Какое-то количество раз пропела несколько первых мелодий одноголосия, и прослушала же его не меньше. И внезапно меня осенило, что первая запись в учебнике - это то, что мы полгода долбим: "аа ааа, аа ааа, доремире додо". Я не очень понимаю, как так получается, ведь я раньше пела в хоре, и на слух и по нотам. Да и просто напевала соло избитые мелодии. Видимо, можно петь и не слышать свое пение. Но сейчас такое ощущение, что я впервые себя услышала и поняла, что услышала. Как будто прочитанные буквы сложились в слова, слова в фразы, а фраза обрела понятный смысл.

На скрипке я себя так ещё не слышу, там мелодия рассыпается на отдельные звуки.

Восприятие звука

Забавно, как восприятие звука становится более выпуклым. Если раньше что воля, что неволя - все равно. Ну, чирикает там что-то эстрада, ну музыка же. И насколько со временем восприятие становится более тонким. И то, что раньше было вполне приличным на слух, сейчас уже не воспринимается и не восхищает.

И снова авторизация результатов

Последнее занятие по вокалу в полугодии.

Щелкнуло: как петь затейливую мелодию, не меняя ни натяжение нёба, ни точку приложения звука.

И вообще, как петь ноты разной высоты, направляя воздух в одну точку.

Осознанно пульсирует только диафрагма, и то едва заметно. А от нее поток воздуха перекатывается по небу.

Больше не хлопочет ничего в голосовом аппарате.

Это так странно! Все ещё удивительно, насколько это расходится с классическими представлениями о вокале.

Стало понятно, что за преподавателем лучше не петь, только за пианино. Я состраиваюсь с ее тембром и у меня диссонанс между тем, что я слышу снаружи и внутри. А пианино я просто не слушаю осознанно, там состройка мимовольная, результат лучше.

Вообще наконец щелкнуло, что чтобы звучать хорошо, надо для себя звучать плохо. Чем больше звука застряло в щеках, тем меньше его услышала публика, но тем красивее он кажется самому себе.

При этом учиться формировать образ звучащего себя не особо осмысленно. Лучше ориентироваться на ощущения тела, чтобы тело правильно вибрировало.

Высокие ноты - это не страшно. Вообще.

Зона ближайшего развития на следующие полгода на вокале

Задачи тела сводятся все к той же опоре. Жёстко зафиксированное нёбо, туго натянутая диафрагма - и не отпускать.

В плане звукоизвлечения мы добиваемся, чтобы:

- в голосе вообще не было призвуков, ни носовых, ни горловых, ни от пульсирующего нёба;

- мелодия формировалась за счёт непрерывного потока воздуха, а не через выпевание отдельных нот.

Я уже поняла, как решаются эти задачи, и время от времени попытки мне удаются. У меня получается все, что поддается воле и контролю, но мимовольные реакции тела ещё не пересобраны.

Вибрация в груди включается сама, вибрация в верхнем куполе включается, когда нёбо жесткое, тут пока очень эпизодические успехи.

По диапазону мне обещали, что до фа3 мы точно дойдем, не так и много мне осталось. А это - ария Царицы ночи.

За полгода (не считая стародавних занятий) я прошла путь от человека без слуха и голоса до хорошо поющего с точки зрения обывателя человека.

Но недостаточно хорошо поющего, чтобы выходить на конкурсы петь.

А целевой ориентир - качество оперного вокала.

Природных данных с избытком, проблема в наработанных паттернах, которые не так-то просто перебарываются. У старшей таких паттернов нет, она прогрессирует намного быстрее.

В постановке речи ближайшие задачи - научиться не вытягивать воздух в рот при произнесении сложных согласных (шипящие, губные б, п, в, ф). И автоматизировать речь на опоре. Сейчас я говорю, как привыкла, на другой режим надо переключаться.

Мне надо найти время и поначитывать в микрофон под запись рандомные тексты, чтобы привыкнуть держать нёбо при разговоре и не пугаться своего звучания.

Таблетки для разработки абсолютного слуха, так и не купила пока. Их не так-то и много в наличии по городу, и до всех - три дня на оленях. Завтра у меня будет время по центру помотаться, попытаюсь найти и купить. Рецепта, конечно, нет, что усложняет задачу.

Слышание себя

Мы сейчас пытаемся уйти от слушания себя, чтобы не подправлять звук посередине музыкальной фразы. Вот коллега по обучению это делает, чтобы понравиться зрителю. У меня это так ярко не выражено, я не пою на публику, но очевидно, что и я слушаю для самооценки: хорошо ли звучит, верная ли интонация. Я понимаю, как технически перестать это делать: переключать внимание на диафрагму или нёбо. И/или петь мелодию как поток, а не набор отдельных нот. Но тут вопрос. Я-таки в ноты хуже попадаю, если не сосредоточена на них. Если петь гамму, то я исправно после ми пою фадиез вместо фа, по инерции на тон повышаю, а не полутон. Пренебречь, вальсируем дальше? Потом просто натренируется навык хождения по интервалам? И второе: а будем ли мы возвращать позднее слышание себя? Переориентированное каким-то образом на слышание снаружи, а не изнутри через щеки? Или так и остаются ориентиры в виде верной вибрации в теле, а звук - следствие верной настройки тела. Неужели все эти сложные чириканья профессионалов никак не опираются на слышание себя? Упал в мелодию, она тебя унесла, а дальше - проблемы слушателей?

Призвуки

Я вот что думаю. Нёбо на последних звуках ведь не от усталости опускается и не от лени. Это мышцы тела могут устать, потому что пока сложно дозировать на них нагрузку. А нёбо - плюс нота, минус нота - не особо критично. Скорей всего оно опускается тогда, когда мы ещё поем, но уже переключились с первого выдоха на мелодию и на слушание себя. И вот тут-то нёбо бежит помогать делать звуки.

Получается, что задача добиваться интонационной чистоты, в принципе, особо-то и не стоит. Она решается сама где-то на полпути, когда мы ставим опору и не мешаем слуху координироваться с голосом. А к началу освоения более сложных украшений в мелодиях и опора становится более надежной, что позволяет не терять верную интонацию.

Интересно, а вот эти все призвуки в голосе, от которых мы стремимся избавиться - это тоже следствие попыток слушать себя через челюсть?

Обожаю теорию музыки. Почувствуй себя тупым (с)

Микрохрома́тика (др.-греч. μικρός «маленький» + χρῶμα «цвет, краска») — род интервальной системы (по Ю. Н. Холопову), содержащий микроинтервалы — четвертитоны, трететоны, шестинатоны и другие. В отличие от экмелических микрохроматические интервалы эммелические, то есть являются конститутивными элементами звуковысотной системы. Такие интервалы могут быть точно измерены и представлены в числовом выражении; в смысле высотной определённости они составляют предмет гармонии так же, как диатонические и хроматические интервалы в соответствующих интервальных родах.

Интервалы

О, я наконец расслышала грусть и радость в звучании интервалов. До этого могла понять, что мелодии звучат с разным настроением, но не особо понимала само настроение. А поиграв себе разные интервалы разницу между грустно-радостно, твердо-мягко, остро-широко, резко-мягко поняла. Не запомнила, конечно все. Прима и октава звучат как один звук, вторая шире. Малая секунда - остро, резко и колюче. Большая секунда - не очень резко. Малая терция грустно и мягко, большая терция радостно и светло. Увеличенная кварта и уменьшенная квинта - тревожно, напряженно, требуют разрешения. Чистая квинта пусто. Большая септима широко и очень резко. Остальное не запомнилось с первого раза. Я пару месяцев назад, отчаявшись запомнить строение минорной гаммы, сассоциировала ее с депрессивным человеком, который никак не может подняться по лестнице :) Шаг, оступился, собрался шаг-шаг, оступился, шаг-шаг. В отличие от омерзительно бодрого мажора.

Теджетова

Она все же прекрасна.

Чем больше я занимаюсь вокалом, тем с более высоких голосов меня прет.

Я между тем пугала соседей пением и игрой на скрипке "Пусть всегда будет солнце". На удивление, сыграла, по вокальной партии, скрипичную не нашла, но по нотам не спела. Так-то конечно чирикала.

Мне кажется, что ей удобнее петь выше, чем ниже. Она Луну поет повыше и голос летит. И еще в списке песен кажется первую версию Юпитера поет выше, а в конце списка тот же Юпитер (Оригинал) - там она ниже (и медленнее по темпу) и как-то нет этого ощущения полета и серебряного звона в голосе, хотя тоже чисто и красиво. Я ее послушала - у меня нигде не возникает ощущения сдавленности в голосе, он все время открытый и легкий. https://www.youtube.com/watch?v=z4YMSXSnuc8

И вот тут еще вопрос. Она вообще в ретро пела, а вот в этой песне очень уж сильно слышно. Кого-то напоминает, кто так же пел в 60-х. Вот эта детскость в голосе как достигается? В версиях на ютубе ее голос намного более взрослый и от высоты это не зависит.

Я про Миансарову встречала, что припев в Солнечном круге" она спела детским голосом, потому что для колоратурного сопрано это не проблема.

О, а у Миансаровой интересно: она когда поет припев в солнечном круге, там почти все получается детским голосом, а когда меняет окраску на "мама" - голос детским перестает быть, становится женским. Это что она делала такое, что тембр изменился?

Сольфеджирование

По-моему, у Теджетовой верхняя граница была ре диез третьей октавы. Я это, конечно, не сама услышала, а транскрибировала запись и повтыкала в ноты. В основном на верхних нотах идет ре третьей, а на пике забирается в ре диез.

Параллельно на пианино подбираешь ноты: вот в припеве ре, и снова ре, и снова, а вот уже точно не ре - взлетела выше и это звучит ровно на полтона выше, совпадает с другим дзыньк на пианинке.

Попробовала напеть под минусовку, чтобы посмотреть, как программа транскрибирует живой голос. Ой, лучше бы не записывала. Особенно со словами :) Позорище. Надо начинать не со сложных песен, тем более на фоне профессиональной певицы, а идти учиться сольфеджировать ай-люли-малину по Калмыкову-Фридкину.

Страх ошибки

Я пытаюсь понять, откуда берется страх ошибки, который заставляет себя слушать, и насколько он конструктивен. Допустим, коллега по обучению откровенно боится высоких нот и боится петь хроматические гаммы. Но этот страх не соответствует его способностям. Он точно может петь высокие ноты, он точно может петь не только по тонам и полутонам, но и как угодно. Он просто не пробовал петь не под равномерно темперированный инструмент. А так-то он интонационно очень редко промахивается. С другой стороны, проблема поджатой челюсти у него есть, но этого он как раз не боится. Лажает-исправляет, никакой особо драмы нет.

Важность процесса

Мне важен процесс, и хорошо бы, чтобы в процессе можно было не только подметать ломом плац, но и включать голову. Вот музтеория за 7 лет одним рывком - это прекрасно по ощущениям. Я в нее ныряю, как в поток, и грызу, пока не выплыву на другой берег моря. В процессе, конечно, эмоционирую про свою тупость. И так с каждым навыком в музыке. Получить задачу, войти в поток, понять узкое место, долбить до результата, переключиться в новое. А образа "профессиональной певицы" у меня вообще нет, я даже желание петь пока только проблесками осознаю.

Вокалист с широким диапазоном

Вот мы говорим, что и высокие и низкие ноты формируются при одинаковом натяжении и одной точке направления звука. Тогда почему всегда особо подчеркивается, если вокалист с широким диапазоном может легко переключаться с низких на высокие ноты и обратно? Про Сумак так говорят, про Димаша тоже. Где тут возникает сложность, которая непреодолима нормальным людям? Ведь если связки обучены выводить все эти сложные трели, то что сложного для такого вокалиста резко переключиться на медленные вибрации?

Постановка слуха

Ну, что? Начинаем развлекаться с препаратом Д* для постановки абсолютного слуха. Я его наконец купила.

Как я сегодня рассказывала мастеру: если бы я в детстве понимала, знала и умела про музыку все то, что поняла, узнала и чему научилась за последние полгода, то я бы была городской легендой. И этого абсолютно недостаточно, чтобы иметь хоть сколько-нибудь удовлетворительные результаты в 43 года.

Между тем, качание гантелей начало приносить свои плоды: я могу играть на скрипке до судорог не одну минуту, а целых десять. Ну, конечно, все равно больно и приходится терпеть.

Завтра пойду примеряться к штанге.

А слух-то улучшается

Слушаю произведения Доги. На одном из вздрагиваю и оглядываюсь на дверь: как будто старший ребенок заглянул в комнату и начал вопросительно мамкать. Скачала ноты, сконвертировала, закинула в musescore, проиграла - так и не поняла, на каких нотах явственно слышно ее тембр. Но слышно же. Что-то струнное и тоненькое и точно старший ребенок, а не младший, старший чуточку выше звучит на вопросительных интонациях.

Каааак прикольно :)

Хроматические мелодии и звучание интервалов

Не понимаю, почему хроматические мелодии с мастером не пелись, дома я без проблем по гамме туда-сюда хожу по полтона. Кое-где ошибаюсь, но попадаю очень часто. Я вслушалась в звучание интервалов и поняла их разницу на слух при затухании. Раньше было "кажется слышу", теперь "точно слышу", но ещё не могу запомнить их на слух и угадать, что звучало. В скрипке услышала разницу в настройке в 2 герца, мне резануло слух. До этого было 4,4 Герца - минимум. Поняла, что абсолютники запоминают 12 полутонов, но путаются в октавах, потому что обертона звуков через октаву сливаются в унисон и звучат выше, чем основной тон. И там уже неясно, что сначала звучало. Как запомнить и не смешивать эти 12 полутонов - пока не понимаю. Я слышу разницу в звуках, но не запомнила сами звуки. Технически, мы легко различаем глазами массу оттенков, руками массу тактильных ощущений, носом - оттенки запахов. 12 полутонов, которые отстоят на пропорциональные промежутки друг от друга - это вообще не задача, а мелочь. Но пока не поняла, как дети решают эту задачу. Ну, я диапазон музыкальных звуков на несколько октав реально услышала и себе проиграла два дня как, до этого не доводилось все клавиши понажимать. Ещё подумаю.

Осциллограмма

Я себя позаписывала, обычную речь. Штатно и на зевке. Даже там, где я себе звучу не очень привычно, понятно и красиво, наружу звук более насыщенный с зевком, намноооого, раза так в три по осциллограмме.

Еще вокальное

Обнаружила, что есть далеко не нулевое число голосистых сверстников, у которых реальная драма. Они всю жизнь с переменным успехом что-то там пели, подыгрывая себе на гитарах, потом начали это выкладывать на ютубчике, потом догадались спросить оценку специалистов. И внезапно обнаружили, что иметь голос недостаточно, надо его ставить, надо учиться правильно дышать. А возраст-то 40+ и отчетливое понимание, что пение уже не станет профессией. И вот они стоят в распоре, что потратить столько времени на вокал уже не могут себе позволить, не видя перспектив, но и слушать себя больше не могут. И это - драма.

Терции

Мне понравилось, как мы делали терции телом. Это наконец-то похоже на согласованность и на вокал. И я понимаю, как это делать и как тело на спорте прокачивать, чтобы легче такой звук делать.

Раскрытие слуха

Мне ноты нужны на скрипке. Я параллельно и для неё задачи решаю, а там приходится ориентироваться на слух, куда я поставила пальцы. Так что я сейчас убиваю глазки, чтобы раскрыть ушки. Принимаю препарат для улучшения нейропластичности мозга, на котором можно поднять абсолютный - или относительно абсолютный, нам хватит - слух. Но он дал побочку на глаза, вот мы и мониторим, что раньше будет: слух включится или глазик сдохнет.

Ожидания и реальность

Почитала записи мальчика, который поет в итальянской опере и публикует посты, как правильно дышать и красиво петь.

И мальчик чудесный.

И советы правильные.

И упражнения нормальные.

Только вот все это без педагога не работает. И дело даже не в том, насколько ты талантлив и мотивирован к самостоятельным занятиям. А в том, что очень долго ты вообще не понимаешь, куда смотреть и что слушать, чтобы понять, верно ли делаешь упражнения.

Абсолютно типичная картина на занятиях с педагогом:

- Спойте вот это.

Спел.

- А теперь возьмите воздух правильно.

Берешь воздух правильно, попутно вспоминаешь, что надо лучше натянуть нёбо.

Спел.

- А теперь натяните нёбо.

Стоишь, хлопаешь глазами и давишься эмоциями, чтобы не сказать: а я что, разве этого сейчас не делал?! И так за занятие - полсотни раз.

- Спойте это.

Спел, думаешь: ма-ла-дец! Хорошо звучит.

Препод: челюсть поджали, плохо, ещё раз.

Спел, что-то там странно чирикнул.

Препод: вот теперь хорошо.

Стоишь, хлопаешь глазами: да йомайо, мне вот так надо посвистывать, как голубой пирамидке, чтобы было ОК?!

Про скрипку вообще молчу. Сначала тебя тюкают за каждое микродвижение кончика мизинца, а потом говорят: "Ну, это уже лучше, а теперь сделайте все то же самое, но правильно".

А ты стоишь, хлопаешь глазами и вспоминаешь, исчерпал ли ты уже допустимый для интеллигентного человека запас обсценной лексики на этом занятии, или можно ещё высказаться. И так под сотню раз за занятие.

И, конечно, при домашних занятиях ничего такого за собой не замечаешь.

Семь месяцев - вообще не срок, чтобы ловить свои косяки, как бы препод ни обращал внимание и не объяснял, что не так. А тут: "занимайтесь по десять минут в день и будут результаты". Ха ха. Конечно, будут.

С психологией - аналогично.

Я сегодня рассказывала мальчику техники, которые делаются по Эстес, от которой он плевался, и по Проппу, который ему понравился. Как из одного абзаца этнографического характера или наброска мифа можно сделать работающую технику.

Он смотрит на меня, хлопает глазами и спрашивает: а как обычному человеку понять, что вот это можно использовать как технику? Ну, как... Никак. Для этого специалисты существуют.

Другому мальчику поставила задачу, он высказал, что уже устал рыть, много лет рыл, больше там ничего нет нового. Я посмотрела сообщение, фыркнула в ответ и сочинила ему технику в одно предложение длиной, сказала делать, все получится.

Сделал. Получилось. Потом хлопает глазами, спрашивает: откуда я мог знать, что можно дотянуться до пренатального периода одним щелчком пальцев? Откуда-откуда... Для этого специалисты и существуют.

Ария Барбарины

Всё-таки, вокальная лошадь обскакала инструментальную и чисто петь я начала раньше, чем играть на скрипке. Надо в спортзале больше работать, чтобы хорошо петь. Я в последний раз тренажёр поставила на 60 кг на мышцы спины, но все не вытянула по числу повторений.

Всё-таки, это удивительно

Первый раз вокал мы попробовали на занятиях 4 декабря прошлого года.

Ну, ОК, дыхание на диафрагме ставили дольше, но вокал - только с этой даты. С вводной: петь не могу, второй голос, слуха нет, в хоре только открывала рот.

Арию Барбарины начали разбирать 11 июня. И таки я ее пою, и даже чисто. И сопрано вполне себе сопранистое. И резонанс в голосе. И призвуков нет.

6 месяцев от полного ноля в вокале до оперы Моцарта.

Сумасойти.

ЗЫ: самое прикольное, что мастер по голосу увидел результат последней проработки с психотерапевтом. Хотя, в общем, проблемы, которые мы разбирали, мне больше мешали на скрипке, я другому мастеру выносила ими мозг.

Ясно-понятно

Тоже из анекдотического. Дочка ходит на вокал к тому же мастеру, обычно возвращается и сияет, мол, меня хвалили-хвалили. Еще как-то мне выговаривала, что я эдак не сияю и не делюсь своими успехами.

Ну, я сегодня пришла, говорю: меня хвалили! сказали, что наконец-то у меня спелось так же хорошо, как получается у тебя.

Ребенок аж поперхнулся ужином :)

У меня вопрос

Вот учится вокалист петь под пианино, инструмент с равномерно темперированным строем.

Запоминает свои ощущения, когда попадает в ноты.

Потом поет под инструмент, все ОК, все совпадает. Хоть по трезвучиям, хоть по всей гамме.

А потом он поет под инструмент с неравномерно темперированным строем. Допустим, скрипку.

Он же не подстраивается под нее? Он поет мелодию, как ее запомнил, условную терцию формирует привычным движением лопаток вниз.

И тогда получается, что со скрипкой он не совпадает, и как раз на малой терции и большой сексте наибольшее расхождение с инструментом. Вполне слышимое, я эту разницу в звуках на инструменте слышу.

Этим пренебрегают? Или вокалист репетирует со скрипкой и непроизвольно подстраивается звучать чуть иначе?

Сексуальный голос

Я вчера впервые опробовала сексуальный голос на незнакомом мальчике, и это было очень смешно. Особенно потому, что вышло случайно.

Мастер по вокалу задал упражнения на лето. И, чтобы про них не забывать, я их подвязала к существующим рутинам.

Когда мы выходим с собакой в 6 утра гулять, я делаю брбрбр, рррр и ыыыы себе под нос.

Когда я на улице по другим причинам, я тренирую натянутое нёбо.

Ну и вчера попробовала поделать это на кардио. С одной стороны, диафрагма трудится, пока я преодолеваю дорожку, с другой стороны - нёбо тянется, как должно. Голос начинает иначе звучать примерно после получасовой разминки.

А тут - мальчик. Я его пару месяцев назад дернула по какой-то мелочи, научить скамейку опускать. И запомнила. Патлатый, с плохой фигурой и немножко социофоб.

Нынче встречаю его в зале, а фигура-то стала лучше со спины, прям видно, что работал. Ну мне что, жалко? Заловила его в коридоре, притронулась, чтобы переключить на себя внимание и прогудела ему комплименты. И сама офигела: именно, что прогудела низким бархатным сексуальным голосом, а не обычным моим пищащим.

Что в сочетании с зальной полураздетостью выглядело абсолютно провокационно :) Бедный мальчик :))

Короче, оно заработало. Но нёбо ещё болит.

Бурлакова Фрося

Общалась недавно с преподавателем итальянского на тему постановки произношения. Говорю: сделайте, пожалуйста, так, чтобы я не чувствовала себя Бурлаковой Фросей, когда пою арию на итальянском: талантливая, но с жутким вологодским говором.

Потом пошла пересматривать фильм «Приходите завтра!». Когда я его в детстве смотрела, то навыка оценить качество пения у меня не было. Да, в общем-то, тогда вся озвучка старых фильмов и вся «Песня года» исполнялись очень качественно по звуку, не такой уж и разительный контраст был.

А сейчас-то переслушала! Какой у Савиновой фантастический голос! И не только в пении, но и в речи. Она домработницу озвучивает – уж на что проходная роль, маленькая безграмотная баба, а звучит эта баба так, как в современных фильмах никто не умеет. Вроде и голос низкий, и хрипотца проскальзывает, а ощущение объема, как будто труба прогудела и заполнила все помещение. В сцене, где она стоит в дверях квартиры и приглашает Фросю зайти в дом, звучит эхо от ее голоса и это настолько гармонично и правильно. И как же сногшибательно, когда понимаешь степень внимания к деталям и что такое эхо от зажатого голоса бы не получилось. Там буквально посекундная смена логики: говорит в пространство парадной - эхо, Фрося говорит в квартиру – нет эха, снова домработница говорит из квартиры, камера за ней – нет эха. Обалдеть.

Какая же трагедия, что так сложились судьба и карьера Савиновой.

И вот еще. Четырнадцатый год в профессии. Историй типа «ищу смысл жизни, не знаю, как самореализоваться» слышала – от каждого второго. Талантливых людей среди них – каждый первый. Я вообще не помню, чтобы ко мне приходили бездарности. Но ни разу не слышала от них то, что говорили про Фросю Бурлакову в исполнении Савиновой: «Образ Фроси — это образ человека, которому дан талант. Осознавая и принимая этот дар, человек понимает, что этот талант не принадлежит ему одному. Он должен отдать полученный дар людям, порой жертвуя для этого личным счастьем». Никто никогда не говорит о том, что хочет отдавать свой дар людям, о том, что еще не все сказал в своей профессии. О долгах родителям, о восполнении дефицитов, о желании получать от Мироздания за отданное, о метаниях, об язве самооценки – сколько угодно.

Может поэтому и не слышат они меня, когда я вновь и вновь повторяю: смысл в том, чтобы раскрыть свой потенциал. Мир обеднел от того, что Савиновой не давали сниматься и не осталось записей ее пения. Сколько бы не было других актрис и певиц.

Об окраске в голосе

Одна из лучших фотографий. Сразу видно всю доброту и нежность моей души. И как ко мне вообще люди не боятся приходить работать?

Яга. Илллюстрация к статье Постановка голоса и вокал

Последнюю неделю собираю семена клевера и ромашки, засаживаю семенами очередной пустырь у дома. Руки черные от растений, отмываются очень плохо. Всем, кого вижу лично, приношу извинения.

Если вы увидели рано утром полуседую взъерошенную женщину в черном платье до полу с корзиной, серпом и черным демоном, летающим вокруг нее, собирающую травы вдоль дорог и бормочущую себе под нос нечто странное, то это – не то, что вы подумали, а Марина Михайловна: и вправду полуседая (двух подростков вырастить – не хухры-мухры), взъерошенная (а что вы хотите от питерских ветров на окраине города?), в черном (собачьем, для прогулок) платье, которое ценится за теплоту и карман на животе для рулона пакетиков и горсти семечек и сухариков, с черным спаниелем холерического темперамента, который восторженно носится по пустырю без поводка с истошными воплями, ну, корзина и серп – понятно, травы проще сжать и дома обобрать семена. А бормочущая – потому что никого обычно в шесть утра на прогулках рядом нет, поэтому можно делать вокальные упражнения, заданные педагогом на лето.

У меня, между тем, для клиентов есть на выбор уже три окраски голоса на разогретых связках:

  • томный и сексуальный, который получается, когда я всячески хвалю и делаю комплименты;
  • убаюкивающий, когда я просто повествую о чем-то без эмоциональной окраски;
  • строгий родительский, которым я влегкую довожу до слез мальчиков и до скукоживания в комочек девочек.

Не то, чтобы хоть что-то из этого было полезно в работе. Разве что сексуальный мы ставили, чтобы АСМР позаписывать.

Есть у меня, правда, серьезное подозрение, что люди слышат в моем голосе то, что хотят услышать. Точно так же, как высота тына вокруг избы Яги измеряется исключительно внутренними страхами приключенца, который пришел к Яге. Но я раскурю ту дюжину учебников по сценической речи, которые у меня скопились, и тогда буду делать окончательные выводы.

Неопределенные гласные

У Емельянова мне показалась здравой идея, что на высоких диапазонах гласные становятся нейтральными, артикуляция гласных перестает иметь значение и мы, разбирая, чо там поют-то, опираемся на короткие согласные. Онегина я отслушала с этой позиции и, похоже, гипотеза годная. Когда поют бас-баритон-тенор, дикция четкая, гласные похожи сами на себя и даже там, где согласные не ясны, там слово легко угадывается. Меццо-сопрано - туда-сюда, не так слышно. А вот у сопрано четко есть связь. Во-первых, гласные менее четко артикулированы. Во-вторых, там, где Вишневская подсъела некоторые согласные в начале слов на высоких нотах, там смысл не угадывается вообще, пока не прозвучит следующее слово и не станет понятно из контекста. То есть, чем выше мы поем, тем важнее артикуляция согласных, а не гласных. А гласные - ну, поем примерно в нужном направлении.

Алилуйя

В Юноне и Авось слово алилуйя поют двумя способами. Просто как есть, отдельными нотами. И повторяя слог посередине: алилулулулуйя. Вот в последнем случае получается скорее эдакое качание волны воздуха, опевание вверх и вниз на полтона от одной линии. И мы с мастером один раз так пробовали делать. Нет ощущения отдельных нот, есть ощущение качающейся звуковой волны. Я так умею уже.

Дифференциация голосов

Для меня в Евгении Онегине голоса расслоилась в восприятии в соответствии с диапазонами. Бас, баритон, тенор, меццо-сопрано и сопрано. Раньше я не дифференцировала, кто выше, кто ниже поет, сейчас четко слышно. Ну и в отдельных партиях тоже, конечно, слышно, когда ходят по звуковысотному ряду.

Планы прахом

Июль в плане вокала состоялся, запланированное было сделано. Август начался с операции. У меня отслойка сетчатки, теперь на месяц режим покоя. Лежать с закрытыми глазами, не читать и не смотреть видео. И не писать, понятно, много. Поэтому разучивание Барбарины пока откладывается, чтение откладывается, ну и куча других планов пошли прахом.

Я так думаю, за июль я задачу расслабления челюсти и натягивания нёба решила, слышно, что голос стал меняться. И мне и окружающим. За следующие пару недель ещё добью.

Авторизация результатов

С мастером абсолютно не получается авторизовать вокальные результаты. Он просто хвалит, а анализ пройденного пути не делает даже по просьбе. А это - очень разные процессы.

Вокал после каникул

В целом, все намного лучше, чем ожидалось после двухмесячного перерыва. Упражнения на расслабление челюсти привели к результатам, на натяжение неба - аналогично. Собственно, эти две задачи практически уже решены.

Внезапно: слух стал намного лучше. Я пою чище интонационно и, по словам мастера, морщусь каждый раз, когда не попадаю в ноты. Скорей всего, скрипка сыграла свою роль.

Вокал финализировала

С одной стороны, голос стал заметно лучше. И я понимаю, какие упражнения можно продолжать делать, чтобы зажимы продолжали уходить. С другой стороны, поняла, что петь не хочу и не буду, тем более, выступать на конкурсах и концертах. Внезапно возникло дикое сопротивление от мысли о вокале, я попрощалась с преподавателем и поставила точку.

Хорошо, что это было, хорошо, что можно авторизовать результаты и закончить процесс.

Fill out my online form.

Теги: обо мне

Вы можете обсудить эту тему на форуме.