Словно скрипка запела


Содержание

Словно скрипка запела

Итоги первого года обучения

И, все-таки, итоги.

  • я усвоила курс сольфеджио музыкальной школы. Мало делала упражнений и решала задачек, мало пела, но теорию поняла;
  • я сняла зажимы с голосового аппарата и могу чисто петь, хоть вслед за инструментом, хоть а капелла;
  • я начала слышать и различать музыкальные звуки, интервалы и мелодии. Я могу на слух во многих случаях понять, верную ли ноту я играю и еще лучше понимаю, верно ли я пою. Хотя все еще сверяюсь с тюнером;
  • я особенно ценю, что я могу слышать микроинтервалы. Это где-то монтируется с любовью к системному подходу: мне важно понимать, что я чувствую неделимые далее частицы и в основе системы нет зияющих пустот;
  • я все еще надеюсь поставить себе относительный абсолютный слух, потому что я поняла, как он работает у абсолютников, как он ставится, и понимаю, как это реализовать. Другое дело, получится ли это сделать. Это не необходимость, просто одна из игрушек в этом проекте;
  • мы поставили руки: наверное, уже можно так сказать. Я играю без приложения рук педагога и понимаю, как что должно двигаться, хотя чисто получается играть еще не всегда. Но я понимаю, что надо делать, чтобы интонация была верной. Это важнее, чем руки педагога поверх моих рук;
  • я сняла кучу телесных зажимов с помощью остеопата, тайского массажа и тренажерного зала. На физическом уровне зажимов нет, но еще есть на психологическом;
  • на психологическом уровне тоже куча зажимов снята. Я, конечно, эти решения переделала так, чтобы они были пригодны клиентам, и называю их через кодовые фразы "стакан воды", "о поцелуях", "когда придет мое время?" и "выбери меня";
  • я очень-очень много поняла об игре на скрипке головой. Абсолютно ничего похожего не было в музыкальной школе. Взрослый может рефлексировать, ребенок младшего школьного возраста – почти нет. Это разительно отличающийся опыт. Где-то тут я перестала жалеть о том, что скрипку бросила в детстве. Я бы никогда не дошла до музыкального училища, где есть шанс понять все головой, так что, несмотря на все сложности из-за возрастной ригидности, сейчас обучение мне нравится в разы больше;
  • я не люблю педагогику, но обнаружила, что чтение методической литературы для музыкальных педагогов меня очень обогащает. И в плане понимания задач как таковых, и в плане применения педагогических методов;
  • я очень многое поняла о процессе обучения, а не о самой игре, и о себе в процессе этого обучения. Ну и немного о мастере, конечно;
  • я привела в порядок домашние занятия, так что могу заниматься систематически и без сопротивления. Хотя нет пределов совершенству, конечно;
  • я научилась играть под тюнер, метроном и аккомпанемент. От того хтонического ужаса, который сопровождал меня при первом опыте, до сегодняшнего дня – дистанция огромного размера. Хотя, конечно, учиться еще и учиться;
  • я освоила несколько видов штрихов (деташе, легато, мартле, маркато, пунктирный и тенуто(?) кажется так он называется, раздельный из Колыбельной Баклановой). Ну, с разной степенью успеха, но прогресс потихоньку накапливается;
  • я научилась играть флажолеты;
  • я научилась делать переходы и играть в полупозиции, первой, второй, третьей и пятой. Ну и четвертая там очевидна, конечно. И понимаю, как ставить руку для девятой позиции, хотя играть в ней еще не получится. Я так понимаю, это очередная попытка освободить мне руки, через движение по всему грифу. Там, где я бьюсь над освобождением с помощью психологии, мастер применяет приемы из скрипичной техники;
  • я пробовала отрабатывать двойные ноты, технически уже понятно, как это делать, но результат пока не очень радует;
  • я чаще всего понимаю, как играть то, что написано в нотах. Куда какой палец ставить, как его ставить, где нужно сделать переход, где играть быстрее, где медленнее, громче или тише и т.д. и т.п. Сложные произведения, конечно, не осмыслю, но в текущей хрестоматии для соответствующего класса музыкальной школы понимаю все или почти все;
  • я научилась играть форшлаги;
  • я умею играть двух- и трехоктавные гаммы (соль мажор и ре мажор) и арпеджио к ним;
  • мы учились играть триоли, но так и не доучились пока;
  • я взялась разучивать первый концерт – Ридинга. Когда-то мастер спрашивал, не его ли я играла после первого класса музыкальной школы. Точно не его, там было что-то намного более простое, какая-то народная песенка, скорей всего;
  • я могу играть гаммы и упражнения из Шрадика по 4-8-16 нот на смычок и упорно пытаюсь дойти до 32, но пока не дается;
  • кроме двойных нот мы добили первого Шальмана и потихонечку переходим ко второму. Правда, не все гаммы из него играли. Но я где-то встречала рекомендацию, что на первом году обучения не надо стремиться разучить все гаммы, лучше отрабатывать их постепенно;
  • на минуточку, второй Шальман рассчитан на 5-9 классы музыкальной школы. То есть, с одной стороны я, конечно, по навыкам только заканчиваю первый год в музыкалке, с другой стороны...;
  • я научилась слышать мелодию в том, что у меня получается сыграть, и эта мелодия наконец стала слышна. И тут же я стала понимать, как сделать мелодию более мелодичной и красивой;
  • я стала воспринимать музыку через то, что ее можно сыграть. И периодически скачиваю себе ноты понравившихся мелодий. Правда, чтобы сыграть это, надо долго работать, просто так оно, ясенпень, не звучит.

Планы на второй музыкальный год

Уж не знаю, какие они у мастера, вряд ли они совпадают.

  • начать наконец систематически читать литературу по музыке, это очень много мне дает и в целом и для понимания того, что от меня хочет мастер;
  • позаниматься практикой по сольфеджио, чтобы не только понимать, но и выучить это все;
  • заодно все это пропевать, чтобы поддерживать упражнениями разговорный голос;
  • позаниматься гармонией, и теорией и упражнениями, потому что потихоньку этот пласт знаний становится нужен, будет проще;
  • поразучивать простые песенки по вокальным партиям или несложным партитурам, чтобы научиться слышать музыку в своей игре и отработать плавность мелодии. Заодно и подышать за пределами программы;
  • ну и основную программу по скрипке никто не отменял, куда ж без нее, родимой: упражнения без скрипки, упражнения со скрипкой, упражнения швейцарского профессора, чтоб ему там солнышко светило ясно, гаммы, Шрадик, произведения;
  • может быть получится освободить руки настолько, чтобы освоить вибрато, пока не приступали. Собственно, когда руки освободятся, то все то, что мы разучили из первого Шальмана, будет наконец свободно играться и хорошо звучать.

Какой же колоссальный прогресс

От "всего есть семь нот, часть пишется на линейках, часть - между ними, скрипку берут левой рукой, смычок – правой" до всего вышеперечисленного. И это при том, что скрипка весь год шла по остаточному принципу, работу никто не отменял, как и всю прочую жизнь.

Фантастический объем проработан.

Маленький котик утомился

На самом деле, вернее будет "заебался", где там наш двухтомник мата Плуцера-Сарно?

На своих консультациях я устаю все же сильнее, там полчаса после я совершенно зеленая, а если на день пришлось пять консультаций, то вечером меня проще прикопать живой. Но сегодня был плохой день, я вымоталась и на скрипке.

Пустые струны, трели, хроматическое упражнение, шестой раздел Шрадика на переходы со струны на струну, переходы в девятую позицию, трехоктавная соль-мажор с переходом в пятую, этюд, концерт Ридинга под аккомпанемент.

Посреди всего этого великолепия доклевала мастера насчет обратной связи о пройденном пути. Конечно же, ничего не запомнила, хотя все поняла:

  • я играю сама;
  • у меня достаточно хорошо разжались руки;
  • я сама могу отследить правильную постановку пальцев;
  • я начала слышать то, что я играю;
  • пальцы лучше координируются;
  • рука свободно переходит вдоль грифа.

На удивление, мастер смог не похвалить, а именно оценить пройденный путь, мне отдельно было интересно, получится или нет. Получилось прекрасно.

Ну и хвалили много вообще на занятии и во время подведения итогов. Прям непривычно много.

- Анна Эдуардовна, я вот прям жопой чую, что если вы так много хвалите, то на следующем занятии уровень сложности резко возрастет.

- Ну, что ж вы так сразу? Постепенно…

- В следующий раз промолчу и подковырну уже по факту усложнения.

- Следим, чтобы второй палец не съезжал, иначе получается плохо, грязно получается, - длиннющая тирада с сияющей улыбкой на лице.

- Ваше сияние никак не коррелирует с моим самоощущением, поэтому так и хочется что-нибудь бросить в монитор! А он у меня дорогой.

Путем долгих перестановок и проверок выработана схема:

  1. Меня освещает студийный свет. Иначе ни мастер меня не видит, ни я ноты не вижу. Свет так и стоит собранный на штативе с зонтиком, только шнур два раза в неделю присоединяю, потом убираю, прячу от кота.
  2. Сбоку приткнулся пюпитр с нотами. Первую половину концерта Ридинга с аккомпанементом я могу играть, не следя за клавиром, вторая половина пока требует нот перед глазами. Поэтому первая половина концерта на экране, вторая – на пюпитре.
  3. На мониторе развернут файл, куда я складываю скриншоты упражнений, гамм и этюдов, которые сейчас играем чаще всего. На другом экране - три pdf: с упражнениями швейцарского профессора, Шрадиком и концертом
  4. На столе еще один штатив, под телефон. Там тюнер с метрономом. И там же включается аккомпанемент. Если его включать на компе, то его мастер не слышит.
  5. К телефону подключаются стереоколонки. Потому что, если я слушаю телефон в наушниках, которые подключены к компу, то я не слышу музыку. А колонки усиливают звук (на радость соседям). При этом запитаны колонки на монитор. А вот звучать колонками музыку с компьютера на меня, а обратно музыку и меня в мастера через динамик камеры не получается, музыку почему-то не слышно.
  6. На соседнюю кровать можно бросить в перерыве скрипку и смычок, а на кресло за спиной иногда уронить себя. На самое первое занятие я его убирала из комнаты и вымоталась так, что потом часов шесть отходила.
  7. Ну и периодически мне что-то демонстрируют на экране с планшета мастера.

Играю трель на струне соль:

- А почему у меня третий палец не выгибается, а прогибается?

- Потому что вы его прогибаете, а не выгибаете. Надо следить, чтобы был выгнут, и вот вам еще упражнение на отработку этого. У вас просто мышцы слабые.

- У вас упражнения никогда не заканчиваются, да? Не успеешь пожаловаться, как вы уже что-то предлагаете.

Упражнений ровно 50, при том, что я некоторые убрала, некоторые сгруппировала. Выложу отдельно.

Иногда такое отчаяние подступает: работаешь-работаешь, а потом бац: вот тут у вас совсем ничего не проработано, надо с нуля начинать.

- Анна Эдуардовна, я чувствую себя как в сказке "Шиповничек". Спящий замок, окруженный стеной колючих зарослей, и я с секатором, продираюсь и укалываюсь о ветки.

Мастер рассказывает о предмете, который есть у них в консерватории: правильная постановка тела при игре. Что-то кажется, с ее восьмилетним педагогическим опытом, она знает не меньше, чем ее педагоги.

Играла концерт. В целом ОК. Шпыняли за зажатость, за неверную интонацию (из-за зажатости в основном), в одном месте промахиваюсь с темпом, хотя уже лучше. Я где-то через минуту от начала игры резко зажалась и сбилась. Не помню, почему, там не самый сложный фрагмент был, так-то я героически превозмогаю ровно 2:20 из 4:40 минут.

Вообще, у меня впервые сейчас стало приходить ощущение, что я понимаю, как получить нужные результаты. Прошлой зимой я жаловалась мастеру, что вообще нет связи между тем, что я пытаюсь нарабатывать и динамикой, я ее не чувствую.

Мастер поставил задачу слушать, что я играю и стремиться играть ноты, которые ты предчувствуешь. Тогда пальцы встанут на гриф правильно сами. Ну, это уже понятная задача, правда, пока неясно, насколько реализуемая.

Велено начинать постоянно сольфеджировать.

- Надо больше играть :( Хотя мы можем уже порадоваться тому, что я стабильно каждый день играю час и не саботирую этот процесс. Уж не знаю, насколько это чувствуется на занятиях.

У меня абсолютно исчезло желание бросить скрипку через 10 минут игры. Потому что больше стало получаться, и я разрешила себе играть то, что не получается, ради процесса, а не результата.

Вообще, надо попробовать поднять до полутора часов занятия. Потому что пока получается или упражнения впихнуть, или концерт. А дальше будет видно.

Упражнения на растяжку

  1. Выгибать левую руку винтом
  2. Рисовать круги кистью
  3. Двигать независимо пальцами левой руки, ладонь распрямлена
  4. Стучать пальцами по столу с опорой до локтя
  5. Отрывать пальцы от стола с усилием
  6. Растягивать пальцы между собой с опорой и в воздухе
  7. Разводить пальцы веером
  8. Выгибание ладоней / с поджатыми пальцами
  9. Выгибать первую фалангу под перекат
  10. Рыбка пальцами в воздухе
  11. Скользить пальцем по ногтю в воздухе
  12. Паучок
  13. Перебирать пальцами по столу
  14. Раскачивать локоть с опорой на пальцы
  15. Качать свободно руки вокруг себя
  16. Выгибать фаланги пальцев о большой палец медленно
  17. Отведение второго пальца назад при свободных третьем и четвертом
  18. Упражнения на координацию пальцев
  19. Часики

Упражнения с инструментом

  1. Расслаблять плечи и отводить их назад
  2. Держать смычок мягко
  3. Поднимать и опускать кисть над смычком
  4. Балансировать смычок мизинцем
  5. Смычок вести 2-3 пальцами
  6. Поднимать указательный со смычка
  7. Мягкое начало и окончание движения смычком
  8. Мягкий переход со струны на струну
  9. Движение сначала кистью, затем предплечьем, затем плечом
  10. Подтягивать смычок у колодки пальцами к себе
  11. Открытые струны
  12. Переходы между соседними струнами
  13. Амплитудные размахи смычком
  14. Амплитудные короткие движения кисти со смычком
  15. Круги большим пальцем
  16. Рыбка пальцами на струне
  17. Скользить пальцем по ногтю на струне
  18. Нажимать на струны, держа все пальцы над струной, следить за поворотом 2 и 3 пальца и мягкостью мизинца
  19. Отскок пальцев от струны
  20. Отдельно тренировать мизинец
  21. Пиццикато левой рукой
  22. Пиццикато с нажатыми струнами
  23. Опускать расслабленные пальцы с размаха
  24. Прикосновение/скольжение под флажолеты, флажолеты с растягиванием большого пальца
  25. Флажолеты мизинцем
  26. Диез/бекар 2 и 3 пальцем при опущенных соседних
  27. Оттягивать руку на 10 минут назад
  28. Играть гаммы с четвертым пальцем
  29. Переходы во 2 и 3 позиции
  30. Переходы с флажолетами
  31. Гаммы на одной струне с флажолетом мизинцем
  32. Переходы в 5 позицию
  33. Переходы в 9 позицию
  34. Двойные ноты
  35. Двойные ноты через октаву
  36. Трели
  37. Хроматическое упражнение

Долетело и распаковалось

Мы всячески добиваемся, чтобы палец стал не так, а вот эдак, чтобы интонация была чистой. Это другое восприятие техники игры: сейчас для меня техника - это цель. Я сосредоточена на механике движения рук, а не на звуке. А целью должна быть чистая интонация, техника же является средством.

Это чем-то похоже на пение на опоре. Звук создаётся вибрирующими связками, но мы не должны сосредотачиваться на вибрации связок. В пении мы, наоборот, расслабляемся и тогда тело синхронизирует голос и слух и чистая интонация получается как бы сама собой. Осознанно мы делаем только натяжение нёба и вдох диафрагмой. Как только ты перестаешь пытаться петь чисто, ты начинаешь петь чисто.

Где-то здесь ощущается переход от освоения технического приема извлечения звука к позволению телу извлечь нужный звук из скрипки при помощи этого приема.

Дети-абсолютники пытаются наелозить нужный звук, потому что у них сразу есть понимание: "я хочу извлечь из скрипки чистую ноту, я понимаю, что должно звучать". А нужное место можно попросту нащупать пальцами, если ещё не освоил технику..

Неабсолютники же собирают схему в голове наоборот, от интервалов. На сольфеджио мы учимся различать интервалы на слух, потом понимаем, как сыграть интервалы на скрипке, начиная от полутона и тона, и далее, какими техническими приемами. Не умея определять одиночную ноту на слух, неабсолютник понимает, какой постановкой пальцев сыграть нужный интервал, его он слышит отчетливо.

На будущее

Мастер аккуратно подводит к следующему шагу.

"Сыграйте одновременно пустую струну и соответствующий звук четвертым пальцем". Ага, тут у нас потом будут двойные ноты. От меня хотят, чтобы я слышала, что ноты звучат в унисон, и что это – все же две ноты.

"Делайте вот это упражнение, оно потом поможет для вибрации". Тоже неисследованная еще область.

О тайминге

Надо сделать так.

Сначала привыкнуть к полутора часам занятий в день дома.

Потом попросить мастера перейти на два часа.

Потом подтянуть домашние занятия тоже к двум часам.

Тогда я буду все успевать.

О невозможности

Подумалось, что моя вера в невозможность научиться (подставить список умений) связана с убеждением, что я не смогу понять предмет.

Не понять, как надо танцевать, рисовать, не понять сольфеджио, вокал и специальность.

На самом деле меня не дестроят ограничения тела – а вот они как раз есть в наличии: зажимы, негибкость, лишний вес. Не так уж дестроит объем того, что надо узнать.

А вот "не понять" равнозначно "невозможно решить задачу".

Я, когда учила сольфеджио, упорно застревала на уровне второго класса. Вот прям мозг в какой-то момент отключался. Я понимала, что написаны элементарные вещи, но они были непознаваемыми. Потом как-то раскачала эту лодку и прорвалась вперед. Подумала тогда, что застревала там, где перестала окончательно понимать сольфеджио в музыкальной школе.

И со скрипкой так было, но более точечно. Некоторые инструкции падали внутрь нераспакованными. Возможно там, где они перекликались с тем, что я в детстве не поняла на специальности. Этот опыт уже не реконструировать, под слоем стресса не видно ничего. Но, в общем, и не требуется. Рано или поздно мастер инструкцию повторяет и я ее понимаю здесь и сейчас.

Я авторизовала свой путь и осознала, что я ведь все понимаю. Абсолютно все, что мне говорит мастер. Конечно, его редко заносит в программу музыкального колледжа :) Но все, что он говорит применительно к моему уровню мастерства, мне понятно до последней буквы.

Причем, это вообще молниеносно происходит.

Мастер: "там, где выпрямляется мизинец, звук становится жестким и скрипучим, особенно при переходе со струны на струну. Мизинец должен амортизировать смычок". Показывает на альте разницу. Я пристально на это смотрю и пытаюсь усвоить замечание – на последних минутах занятия это очень тяжело.

Дома беру в руки скрипку, вешаю фотографию, чтобы мизинец был под присмотром :), позволяю себе расслабиться с двумя первыми периодами в концерте, которые я уже сто раз играла и знаю хорошо, и звук становится мягким и нежным.

Я способна научиться музыке, потому что я способна ее понять.

Попытка проработать концерт

Выцыганив у мастера сверхплановое занятие, с треском провалилась. Времени у мастера нет на это.

Похоже, что и попытка перейти на двухчасовые занятия тоже может не состояться. Но это мы отложим на январь в любом случае.

Эпическая наглость

Разговаривать с позиции эксперта, экспертом не являясь.

Менеджера учила продавать, сценариста – писать сценарии, контенщика – писать контент, репетитора – учить детей.

Но рассказывать композитору, как надо писать музыку?! Это прям я вообще молодец. Готовый анекдот.

Главное, что пока я это делала, я поняла, как музыку пишут!

Напоминаю, у меня в послужном списке до сих пор только драма "Зайка по лесу ходил и медведя проглотил". И то утеряна с черновиками.

Шестая позиция

Нельзя же так упарываться со скрипкой: полчаса разогреться, два часа занятие с мастером и я не могу прийти в себя еще столько же времени, настолько вымотана.

- Куда третий палец жмется ко второму?

- Нам холодно! За окном снег, ноги мерзнут, студийный свет комнату еще не прогрел. Пальчики хотят согреть друг друга!

- Это. Так. Не. Работает! - любимая фраза мастера.

- Куда второй палец съезжает?

- Вы такие вопросы задаете, как будто я могу на них знать ответ!

- Вам надо постоянно самой следить и подтягивать его на место.

- Следите за положением кисти, следите за пальцами, следите за мизинцем… А за ритмом почему не следили?

- Анна Эдуардовна, или дудочка, или кувшинчик! – а это уже моя любимая фраза.

- Мизинец – круглый!

- Он и так круглый, с рукой все ОК, за ней присматривают, – киваю я на фото мастера, которое висит над столом.

- Она там от возмущения ничего сказать не может, - мастер в курсе, что я занимаюсь под присмотром ее фотографии.

- Ничо не знаю: мои клиенты говорят, что прекрасно общаются с образом в моей голове, я им отвечаю. И она сможет, если захочет.

Очередное замечание мастера, я начинаю причитать:

- Тут меня ругают, домашние за скрипку проклинают и высмеивают!...

- Я никогда никого не ругаю, даже детей, - говорит Анна Эдуардовна с достоинством.

Агапрямщаз. Я вот тоже считаю, что ни на кого не давлю ни-ког-да. А меня все время называют танком.

- Почему вы опять удлиняете третью ноту? В прошлый раз не удлиняли же. Переигрывайте.

Играю, отсчитывая длительность.

- Можете же?

- Ну так если ритм отсчитывать, он и не сбивается, - если я когда-то и не была в дружбе с архетипом Шута, то на этих занятиях я – чучело гороховое, над которым постоянно потешается мастер.

Рассказываю что-то, о чем догадалась, кажется о технике и чистом интонировании. Поясняю: просто я умная, но очень невежественная в музыке, у меня же нет систематического образования, как у детей, поэтому то и дело о чем-то точечно догадываюсь.

Сыграла гамму соль-мажор (и всего-то раза три ее переиграла до относительно чистого). Потом играем арпеджио, с переходом в шестую позицию. Я, кстати, сама не смогла понять по нотам, как там пальцы растопыривать, но кто ж знал, что там шестая позиция нужна?

И таки концерт. Мастер подарил мне лишних полчаса занятия, поурезал упражнения и за этот час измордовал концертом до разъезжающихся глазынек.

- Вам надо расслабиться, не напрягайтесь так и не старайтесь.

- Я и так расслаблялась.

Это мастер еще не знает, как упорно я уговаривала себя все две минуты концерта, что мастера тут нет, я играю как обычно, стресса нет, не зажимаемся, играем вальяжно.

Рассказываю мастеру, что объясняла композитору, как писать музыку к Пути Героя.

- Я могу объяснить даже то, что сама не понимаю.

Это, кстати, скилл лет с 12 моих. Я могла объяснить любую точную науку сверстникам, даже если сама не очень понимала суть темы и решение задачи.

Что-то опять про палец не в том положении.

- Анна Эдуардовна, к концу второго часа занятия я даже съязвить ничего не могу на ваш вопрос!

Мы продрались через сложное и осталось разобрать всего две строчки из двенадцати, но они не особо и сложны, до четверга сама смогу разобрать.

Сегодня доставали из меня чистую интонацию.

О самовосприятии

Как кардинально поменялись самовосприятие и самооценка.

Я, дюжину лет назад, еще до всякой там психологии как профессии: очень стыдно что-то не знать, не уметь или не понимать, специалист разочаруется во мне и уйдет к другим, более хорошим девочкам.

Я же сейчас, безмятежно: да, я невежда, не знаю абсолютно ничего в музыке и радуюсь всему тому, что узнаю. Все ОК. Мастер? Во-первых, еще я не заботилась о мастере. А, по большому счету, мастеру интересна не я, умная или не умная, знающая или незнающая, прогрессирующая или нет. А он сам: смог ли он мне объяснить, научить, скорректировать, выстроить грамотный учебный процесс. И это – точно не моя сфера ответственности и не моя забота.

Помнится, на одном из первых занятий, когда мастер учил расслаблять руки, он велел положить руку к себе на предплечье. Я, понятное дело, взвилась под потолок, мол, не могу, не хочу, не буду.

Мастер: вы беспокоитесь, что мне будет тяжело?

Я, искренне фыркнув: еще чего! Вы сами о себе способны позаботиться. Я просто не готова к такому тактильному контакту (знала бы я тогда, что меня еще 10 месяцев будут всячески трогать, тискать, разворачивать, дергать и поправлять руками).

Но глаза мастера такие ошалевшие в первый момент, когда я приношу очередную байку из серии "Семен Семеныч!" про очевидные для нее вещи, которые я только-только осознала :) Очень смешно наблюдать за этим.

Струна соль

Между тем, мне стало намного проще играть на струне соль. Отчасти, конечно, это подрастянутые руки. Отчасти – отработка концерта. Пока я решала задачи попадания в нужные ноты, я забывала ужасаться и зажиматься. И дело шло быстрее.

Только я все еще резковато меняю положение левой руки при переходе со струны на струну, рывками.

Партитуры обязательные и необязательные

Ридинг, концерт си-минор, 1 часть. Несмотря на то, что мастер говорит, что мы на финишной прямой, мне его играть еще часов сто только дома. Потому что именно с ним мне выступать. Это еще показывать нельзя, малышей-то пугать.

Шостакович. Вальс № 2. Там двойные ноты и непонятные аккорды в двух последних тактах. Это я еще не умею.

Чалыкушу. По размеру почти как Ридинг. Мы это разбирали почти до конца летом разово, а потом не возвращались, хотя мастер говорил, что вернемся. Кстати, одно место там намного удобнее играть в пятой позиции, разочек сходить наверх и вернуться.

Il silenzio. Появился, когда я тосковала на детских песенках. На нем мы поняли, что отсчета ритма нет совсем, а уж триоли из-за этого и вовсе недоступны. Зато пунктирный штрих после этого я выучила на каком-то марше. Надо под метроном его поиграть, возможно, триоли и получатся.

Список Шиндлера. О, а это я уже потихоньку смогу, пожалуй.

Пахельбель. Канон ре мажор. Абсолютно чудный, если бы не 32 длительности. Если 16-е я еще готова смочь, то для этих беглости пальцев точно не хватает.

Баллада для Аделины. Если мне прям захочется в садо-мазо, то можно попросить мастера поразбирать ее. Она вся на двойных нотах и страшных аккордах. Но красивая.

Арию Барбарины похороним вместе с вокалом.

До котика дошло

Можно более позитивно смотреть в будущее, в сторону концерта в феврале.

Потому что, кроме того, что я доучу и отработаю Ридинга как такового, у меня еще впереди целых три месяца упражнений. А именно упражнения развивают технику. Как бы я ни материлась, что у меня ничего не получается, я же вижу, что мастерство растет именно на упражнениях, поэтому безропотно их делаю.

Я просто буду намного лучше играть, чем сейчас.

Призвук пустой струны

Что-то он в отчеты не попадает, а ведь меня за него активно гнобят сейчас. Надо помнить, что сначала нажимаем следующую ноту, а только потом переходим со струны на струну.

Чистая интонация

Все-таки перешли на два часа по два раза в неделю, впихнули в расписание со стороны мастера и в бюджет с моей стороны. Полчаса разыграться перед занятием, потом два часа скрипки и мозг шипит и плюется ядом. Похоже в дни занятий домашки уже не будет.

- Мизинец круглый!

- Бля… - Спохватываюсь и вешаю над столом фото мастера, предварительно показав на камеру. – Претензии не ко мне, пожалуйста, это она следит.

- Первый палец заранее ставим на струну.

- Он стоял!

- Нет!

- Стоял!.. Ну, ладно: не стоял.

- Дальше от порожка играйте на струне ми.

- Анна Эдуардовна, я вообще не люблю играть на струне ми. У меня рука грудь все время задевает.

- Локоть опустите.

- Тогда еще больше задевает!

- Скрипку поднимите.

Выразительно молчу, когда тоже не помогает. 15-й размер, его не спрятать, он и так утянут спортивным бра.

Играю хроматическое упражнение на струне соль. Заканчиваю, жалуюсь мастеру, что ее упражнение по укреплению пальцев не помогает пока.

- Что вы хотите за четыре дня?

- Так-то я много его делаю…

- Доигрывайте упражнение на струне соль.

- Я же доиграла?

- Я не слышала.

Играю заново, третий палец точно так же прогибается. Возмущаюсь:

- Ну вот же, я после такого же паттерна закончила и пошла вам рассказывать про упражнение! Давайте, обижайте маленького котика, относитесь к нему несправедливо!

- Да блин! Ничего не получается!

- А я только хотела похвалить, что хорошо получилось, а вы все испортили.

- У меня в концерте есть любимые два места, где после акцентов скрипка звучит мягко. Впервые мне понравилась музыкальная фраза, раньше никаких эмоций не было.

- Вот видите, все постепенно налаживается.

- Эдак я скоро не только смогу объяснить, как через музыку выразить эмоции, но и сама ощутить, как через музыку выразить эмоции.

- Некоторые клиенты торопятся вперед меня спросить, как у меня дела. А что я им могу ответить? Работа и скрипка, скрипка и работа – все мои дела.

- Как я вас понимаю!

- Играем вот этот кусок ре-фа-соль-си.

Туплю в ноты полминуты. Путем сложного сопоставления строк и тактов находим нужное место.

- Я к концу второго часа перестала соображать вообще. Я искала ре другой октавы.

- Вы спешите на восьмых, обгоняете аккомпанемент.

- Я знаю и слышу, можно подумать, это знание помогает. Но уже намного лучше, чем было.

Разобрали концерт до конца, теперь с меня вымогают чистую интонацию. Вообще велели играть только чисто, без фальши.

- Мне клиент рассказывал, что я ему снилась. Описал одежду и то непонятное, что я делала руками. Я подумала и сказала, что это было растягивание рук под скрипку. Теперь не только мне скрипка снится, но и я другим с ней снюсь!

- Мы продвигаемся в правильном направлении, много хорошего уже происходит.

Маленького котика похвалили, котик ушел осмыслять результаты.

Музыка и эмоции

Вообще, ларчик открывается очень просто: я услышала именно тем музыкальные кусочки, которые мне объяснял через образ и эмоции мастер. А остальное я не слышу и не впечатляюсь, потому что мне просто в голову не приходит что-то расслышать в музыкальной фразе.

Мастер поставил задачу играть концерт, вслушиваясь в интонации аккомпанемента.

А что, так можно было, да? Я слушаю ритм басов, под который подстраиваюсь. Пока у меня ощущение, что передо мной снова поставлена неподъемная задача.

Недавно ворчала на мастера:

Получается, что начало концерта отработано хорошо, и мы не двигаемся вперёд, а накручиваем на него новые уровни: сначала выучить наизусть, потом сыграть, потом с метрономом под восьмые, потом под шестнадцатые, потом под аккомпанемент, потом под тюнер, потом с сольфеджированием, потом меееедленнно и томно. Пока я все это отрабатываю, у меня не хватает сил продвинуться вперёд.

А мастер после этого: опа, вот тебе новая задача, играть чисто, слыша аккомпанемент.

Аккомпанемент

- Я вчера читала книжку про подбор аккомпанемента, причем для самых маленьких, первоклассников. И, с одной стороны, я поняла суть, как подбираются аккорды, с другой – я не знаю абсолютно ничего, и сложно представить, сколько на все это потребуется времени. Весь день была в унынии.

- Играйте медленнее.

- Выше ноту.

- Теперь ниже.

- Три нажатия, а не четыре.

- Палец подтяните к себе.

- Ненавижу. По десять раз одно и то же начинаем!

Два часа занятие по специальности – это жестко. Под конец я перестаю воспринимать то, что говорит мне мастер. Вообще.

Вчера отчаянно собирала последние строки концерта в кучку, но не успела привязать их к аккомпанементу. Сегодня меня все занятие терзали этим аккомпанементом.

- Куда потерялась нота си в гамме?

- Захотела и потерялась!

Поправляю на грифе наклеенные полосочки, отметки для пальцев, бурчу: не любит тут никто маленького котика, не жалеет, обижают все время.

- Опять начали удлинять третью ноту!

- Анна Эдуардовна, вот посмотришь любой струнный оркестр – руки ставят кто во что горазд.

- Ну, их так научили, им трудно. Первые скрипки всегда верно руки держат.

- Вот. Это - индивидуальный стиль игры. И мое удлинение третьей ноты – тоже!

- Нет! Считайте про себя: раз-и, два-и, три-и…

- Кто ж помешает считать так: раз-и, два-и, трии-ииии?

- Так не надо считать, считайте верно!

- Если я буду верно считать, так оно же и играться будет верно!

Рассказываю мастеру, что слышу, когда играю неверные звуки. Мол, раньше я не понимала, когда вы мне говорите взять чуть выше или ниже, как вы это смогли услышать, а сейчас сама слышу. Она в ответ рассказывает, как на вчерашнем концерте замечательный оркестр внезапно сфальшифил на четверть тона и весь зал из студентов передернуло.

Старший ребенок возвращается после занятия гитарой в тот же день, сияющий и довольный собой. Как там на скрипке? - спрашивает. Мама полузадушенно говорит из-под одеяла, под которым прячется от несовершенства этого мира: курлык. Все плохо, как обычно.

Это очень смешно

Я: встаю в 6, занимаюсь психологией (а то потом времени не будет), консультирую, разыгрываюсь, прихожу на занятие, отхожу от занятия, консультирую, занимаюсь психологией, засыпаю за полночь.

Мастер: встаёт в 6, занимается музыкой (а то потом времени не будет), преподает, приходит на занятие, уходит с занятия, преподает, занимается музыкой, засыпает за полночь.

Посреди дня пересекаемся: я мучаюсь со скрипкой, мастер мучается со мной.

Я машу рукой: подростки бессмертны и неуязвимы, у вас должно хватать на все это сил.

Аня скептически фыркает.

Тяжело безумно, все тяжело: и психология, и консультации, и музыка. Нельзя так интенсивно в это все включаться, вечером даже заснуть от усталости не получается.

Послушала себя в записи

Между первой и второй половиной – две недели прошло. Я сначала хотела сказать, что динамику не слышу вообще. А потом решила, что все-таки слышу. В первой половине скрипку тошнит и рвать хочет, а во второй половине – подруги собрались на кухне с винишком и жалуются на мужей. Впрочем, с винишка так не ужраться, скорее с самогоном.

Ужасно все

Терпеть не могу, когда трансфертные сны снятся утром. Я потом весь день разбита, а планы мои никто не отменял. Сегодня ныла все занятие по объективным причинам: голова была не в доступе совсем.

- Палец на место поставьте.

Анна Эдуардовна, ну вот зачем вы такой хороший преподаватель? Нет, чтобы спускать мне несовершенства.

Жалуюсь: Я после наших занятий сейчас даже не могу вспомнить, о чем мы говорили, так устаю.

Размечала гриф в 6-9 позициях. Мастер придирается: вам лишние наклейки мешают.

Не наклейки мешают, а плохое физическое состояние.

Велено снять их к концерту. Ну и сняла, не больно-то я их люблю, эти наклейки. Так быстрее включатся связки – палец/нота. Не так-то и просто их снять. От лейкопластыря остаются липкие следы, а не все смывки можно применять для скрипки.

- Опять третью ноту удлиняете.

- Может я устаю и мне отдыхать надо?

- На каждой третьей ноте? Это вам надо, чтобы успеть подумать, что дальше играть.

- У меня так-то шпаргалка на экране перед глазами, я не думаю особо. Вот, поняла: я не играю вслед за счетом, я считаю вслед за игрой. Когда с метрономом, там я за ним считаю, а потом играю. А тут наоборот.

- Может мне нравятся эти ноты, поэтому и играю так, чтобы они звучали подольше.

- Если бы я играла только то, что мне нравится, меня бы давно отовсюду выгнали.

- Кхм, может я этого и добиваюсь, чтобы вы меня выгнали?

- Нет уж, быстрее я добьюсь, что вы заиграете на скрипке.

Снова про концерт.

- Я, конечно, согласилась на него. Но не обещала молчать. Надо же было такое придумать! Как можно с таким качеством звука на концерт выпускать?!

- Концерт – это праздник, звук тут не причем!

- Для кого?! Ну, может быть, для вас и праздник, вы на фото с концерта сияете всегда.

- Для детей тоже праздник.

Старательно молчу, что я уже не ребенок.

Мастер показывает руку на камеру, как надо двигать вторым пальцем.

- Ха! В таком положении я тоже могу. А если развернуть руку к грифу – сразу нет.

Читала с утра книгу про технику игры, про образное представление музыки и все такое. Думаю: первые образы, которые я словила от своей игры – то, что описано чуть выше, про отравившуюся и перепившую скрипку. Ну, что поделать.

Мастер сегодня объяснил, когда звук получается чище: когда скрипка резонирует. А то я стала отчетливо слышать шуршащий звук и звенящий, но не понимала, откуда он берется.

И про косяки в аудиозаписи тоже объяснил, откуда берется грязная интонация.

Еще надо поменяться с мастером записью занятий. Она хочет посмотреть, как я дома занимаюсь, и обещала наконец показать, как она занимается.

Домашние занятия на скрипке по просьбе мастера

Сразу видны приоритеты, да? Как для клиентов трындеть про психологию, так мне то сложно, то некогда, то результат не нравится. А как скрипку записать – так за сутки справилась.

Я сегодня сняла все наклейки с грифа, так что играю на слух по тюнеру и очень фальшиво.

Полтора часа занятие, полтора часа монтажа, хотя почти ничего не вырезала, только тайм-коды записала, полчаса ожидания, пока файл экспортируется. Ну, так себе расход времени.

Тайм-коды:

00:00:00 Наканифолить смычок.
00:01:25 Настроить скрипку.
00:02:25 Повесить фото мастера для контроля за мизинцем 😊.
00:02:42 Розыгрыш по пустым струнам.
00:04:55 Переход со струны на струну, короткие движения кистью, опускать пальцы с размаху на струну, двойные струны, двойные струны через октаву.
00:08:50 Трели.
00:13:50 Мостик слетел, бывает.
00:14:46 Все еще трели.
00:15:52 Закончились наконец трели.
00:16:10 Сначала гаммы, а то я сдохну.
00:16:22 Переходы в 3 позиции.
00:18:02 И до конца грифа.
00:18:33 А вот теперь гамма Соль-мажор .
00:20:48 То же самое, по шесть нот на смычок.
00:22:05 Арпеджио.
00:24:50 Я, конечно, никуда не попала, но я старалась.
00:25:04 Хроматическое упражнение.
00:26:17 Оно же с метрономом.
00:27:49 Шрадик, 1.6.6, 1.6.8, 1.6.9.
00:32:19 Все еще Шрадик: ой, не тот номер играю.
00:35:35 Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса.
00:36:15 Концерт Ридинга.
00:38:46 Сбилась, жду проигрыш, потом еще немного умею.
00:39:17 Нет, совсем сбилась.
00:39:35 Отработка под метроном.
00:46:12 Перерыв.
00:46:43 С начала под аккомпанемент, соединяем с отработанным (надеемся соединить).
00:47:46 Сбилась, с начала.
00:48:55 Кое-где есть жесткие склейки, камера пишет по 12 минут, попадает на игру иногда.
00:49:35 Куча ошибок.
00:50:31 Неа, не получилось соединить. Два такта не даются.
00:51:40 После повтора, в принципе, получается пройти дальше, но только по нотам.
00:51:50 Сдулась.
00:52:05 Снова отработка с метрономом.
00:53:25 Неподдающиеся два такта перед проигрышем, тоже по нотам пока.
00:54:25 Попытка соединить их с предыдущим кусочком.
00:55:40 А это уже легкие три такта и красивые, но я до них почти не добираюсь, вязну в предыдущих.
00:56:10 Попытка соединить все три кусочка: отработанное, два сложных такта, три простых такта.
00:57:05 Неа, их еще надо отрабатывать отдельно, без нот путаюсь в отдельных смычках и лигах.
00:58:19 Тот же кусок под аккомпанемент, еще бы начало поймать и вписаться в музыку.
00:59:04 Поймала начало.
00:59:30 Абсолютно не слышу, где на какую ноту аккомпанемента попадать на этом отрезке с разной длительностью и лигами через такт. Полуторная четвертная, восьмая-полуторная четвертная, восьмая-четвертная, восьмая-восьмая-четвертная, восьмая-восьмая-четвертная, восьмая-восьмая-четвертная, дальше сложные два такта из восьмых.
00:59:49 Ну, снова сбилась.
01:00:15 Снова со вторых акцентов отработанное.
01:00:30 Рука под грифом всю дорогу, как и выпрямленный мизинец на смычке. Косяки, да, мастер съест без хлеба и кетчупа.
01:01:04 Снова сбилась на том же месте.
01:01:20 Попытка отыграть сложное на скорости 0,75. На самом деле так сложнее играть, чем в привычном темпе. На 0,5 вообще не могу.
01:02:41 Ну, все равно не смогла сложное даже медленно. Аккомпанемент отдельно, представление о музыкальном отрывке отдельно.
01:02:55 Не по-лу-ча-ет-ся….
01:03:00 Поехали еще раз: попытка отследить по клавиру, на какие аккорды приходятся первые ноты в лигах.
01:04:02 Пробуем начать сложные два такта с понятного аккорда.
01:04:16 Снова пробуем. Сразу отстала от музыки.
01:04:42 И снова пробуем.
01:05:04 Сбилась.
01:05:39 Сдалась, идем дальше, последние такты до проигрыша, они проще.
01:05:55 Снова идем дальше.
01:06:24 Получилось, еще раз тогда попробуем.
01:06:34 Непереводимое идиоматическое выражение.
01:06:41 Снова. И собрала наконец.
01:07:28 А тут уже сбилась, но от усталости, я этот кусок неплохо уже запомнила.
01:07:38 Снова со сложных тактов. Собираю их со следующими. Ну, почти.
01:08:25 Сдалась все-таки. С простых тактов и дальше попытка уйти за проигрыш.
01:08:50 Все, бобик сдох.
01:08:58 Идем отдыхать. В смысле: играть концерт с начала.
01:09:43 Сбилась.
01:09:50 С начала концерт.
01:10:57 Сбилась. Повторяем со сбитого места, я тайм-код помню для него.
01:12:51 На сложном месте снова сбилась. На лиге из четырех нот. Ну почти уже, почтииии… Лига эта и все.
01:13:38 Склейка, камера секунду ворует при переходе на новый файл.
01:13:46 Все равно сбилась тут. Это почти финал, уже отчасти отработанный, но не до конца.
01:14:00 Снова с проигрыша.
01:15:09 Точно все.
01:15:18 Снова под метроном со вторых акцентов сложное.
01:16:49 Что так подло-то выключаться? Экран погас с нотами.
01:17:27 Все время глаза наверх поднимаю, когда полуторные начинаются, чтобы правильно их отсчитать тита-тата-тита …тата-тита-тата-тита …тата-тита-тата …ти-та-тата …ти-та-тата …ти-та-тата.
01:17:40 Ну, сбилась, канешн. Устала уже.
01:17:47 Снова.
01:18:38 Сбилась снова на лиге, а так-то ничего, не с начала застряла этих двух тактов.
01:19:25 Отдельно сложные такты.
01:20:20 Все. Разбираем декорации.
01:21:25 Вот и сказочке конец, а кто слушал – молодец.

О динамике и прогрессе

Ну, конечно, если сравнивать с "Как у нашего кота" с предыдущей страницы, то динамика и прогресс очевидны, чо уж. Кто бы спорил?

На самом деле по видео понятно то, что обычно видно мастеру. Что появляются верные паттерны движений и чистые звуки. Эпизодически, конечно, но это уже музыка.

Мастер в последний раз говорил, что надо не привязываться к отдельным нотам, а играть "насквозь". Ну, для этого сначала надо напомнить ученику, что музыка – это не отдельные ноты, а последовательность интервалов. Тогда может до ученика и дойдет, что требуется. Я только с видео поняла, что играю я отдельные ноты, хотя интервалы слышу, только не во время игры, а с прослушивания своей игры.

Надо попробовать попеть без нот, чтобы не отвлекаться на их называние, вслед за игрой. Потому что я голосом интервалы пока понимаю лучше, чем в игре.

О практике

Объясняла недавно клиентке, что я могу получить больше результатов, пока с утра мою посуду, чем клиент за часовую консультацию. Опыт, ничего сложного. Не важно какой практикой заниматься, по большому счету, из любой практики можно получить результаты.

Вот, допустим, скрипка, да?.. И тут до клиентки дошло, что я пытаюсь донести. Жизнь – это не поиск себя, это - становление себя через практику. А какая это будет практика – да какая разница? Можно выбирать по вкусу или случайно.

Кстати, по видео наглядно видно, что это уже не "продираюсь через задачу", а "долблю до результата".

Просто продолжай плыть.

Помыться бы

Надо спросить у мастера контакт скрипичного мастера, чтобы привести в порядок скрипку со смычком. Отмыть, подклеить и залакировать. Ну, перед концертом уже, наверное, в январе.

И канифоль купить. Уронила вчера и разбила, но ее уже пора менять было, она пылить начала. У меня скоро этой канифоли дома будет, что того гуталина.

Несовпадение ощущений и состояния

Когда мастер ругает за "руку кочергой" или за выпрямленный мизинец, я никогда не могу привязать это к своим ощущениям. Ну, головой-то я понимаю, что делаю что-то не то. Но по ощущениям, моя рука вовсе не такая жесткая, как мне пытаются показать. Жесткая – это совсем по-другому. И мизинец жестко – тоже иначе. Я когда короткие вжик-вжик делаю у колодки – вот там он постоянно слетает, он не в порядке. А так-то – круглый, вон и Анна Эдуардовна в ч/б подтверждает.

Надо как-то найти ощущение еще большей расслабленности, чрезмерной по нынешнему моему восприятию. И тогда я попаду в требования мастера.

О разнице

Я отчетливо вижу разницу между процессом психокоррекции и скрипкой.

В процессе психокоррекции тебе становится проще и удобнее по мере избавления от конструктов. Все упрощается, объясняется и сводится к истинно простым вещам и понятиям по Юнгу.

В скрипке разбор конструктов помогает играть легче, но само мастерство усложняется и усложняется.

Хотя, может быть, я просто неверно оцениваю сложность того, что умею делать в психологии.

Недавно брат, который учится быть управленцем, создал прекрасную логистическую систему, в которой, внезапно, все сотрудники заработали с максимальной эффективностью.

Я его хвалю, а потом замечаю: вот видишь, ты теперь знаешь, как я управлялась с коллективами в несколько десятков человек. У меня просто были хорошо выстроенные процессы.

Брат, возмущенно: "Просто" только убери. Это титанический труд и куча нервов.

Упс. Похвалила еще раз в полной мере. Но на самом деле, это же просто!

Но мы и с мастером про это говорили. Я говорю, мол, практически любое дело, перед которым я пасую, я начинаю делать и быстро понимаю, что все получается, нечего было прокрастинировать. Но со скрипкой – не так. Не идет мастерство в руки так легко и быстро.

Чистая интонация

Рассказываю мастеру о том, что догадалась, как надо еще больше расслабить руку со смычком, чтобы вписываться в ее требования.

- Могли бы и раньше сказать, что надо расслабиться! – поддразниваю я. Потому что мастер это за год сказал сотни раз.

- Я говорила!

Отдыхаю после очередной трели:

- Кстати, я на видео увидела то, чего в зеркале было не видно: и подвернутую под гриф руку, и зажатую руку на смычке. А под грифом рука, чтобы поддерживать какое-то привычное напряжение в локте. Если поменять положение, то становится странно.

- Плечо опустите – локоть поднимется. Я вам это все время говорю.

Опускаю плечо, морщу мозг:

- Анна Эдуардовна, а где у нас точка опоры для левой руки, в плече?

- В лопатке.

Опускаю точку опоры в лопатку: йомайо! Так вот оно куда крепится! И локоть правильное положение занял, и ладонь распрямилась и не пытается под гриф залезть. И я наконец-то получила в доступе свободную руку! Я ее держала локтем, поэтому она была так зажата на грифе.

- Могли бы сразу это сказать!

- Я говорила! На первом занятии - точно!

- Ха. На первом занятии я ничего не осознавала от шока.

А опора правой руки – в трех пальцах на смычке. Надо будет еще поработать с пустыми струнами и переходами, пересобрать ощущения.

Мастер всегда задает вопрос "зачем". А я нахожу ответ на вопрос "почему".

Спустя 15 минут занятия мастер: ой, вы наклейки сняли! Я сразу не заметила.

- Я к ним так и не привыкла, мне без них удобнее, будем на слух все собирать.

Сегодня мучительно, конечно, было. Приходилось пересобирать заново положение правой руки, левой, пальцев. Отрабатывали чистую интонацию весь урок.

Второе подряд занятие мастер абсолютно не придирается к мизинцу, хотя там еще есть к чему придираться. Я подкалываю, что это ее фотография такая волшебная.

В левом ухе звенит! Пипец какой-то. У меня и раньше оно позвякивало иногда при игре на скрипке. Ухо немного травмировано, но слух не снижен. Если головой тряхнуть, то все ОК. А сегодня - не ОК. Ухо резонирует со скрипкой вслед за каждой верной нотой. Я могу определить верную ноту не только пальцами, но и ухом. А звенит-то оно там третьей октавой. Удивительно мерзкое ощущение.

- Вчера день был тяжелый, между консультациями достала из духовки курицу, развернула из фольги, поставила обратно подрумяниться, поставила таймер на 5 минут, поставила задачу ребенку: выключить духовку по таймеру, пошла последние свободные минуты играть на скрипке. Потом принюхиваюсь: чот запах неправильный. Через час вылезаю после консультации, спрашиваю: ну и как курица умудрилась сгореть? На противне кучка румяных останков. Ребенок бурчит: из-за твоей скрипки таймер духовки не слышно абсолютно!

Играю кусок концерта. Сбиваюсь в какой-то момент и останавливаюсь. Мастер:

- Видите, сколько времени я молчала? Было чисто.

- Это вы на свой телефон отвлеклись.

- Нет, сижу и завороженно слушаю, чистая интонация была.

В общем, маленького котика сегодня хвалили за чистый звук, который действительно стал намного чище.

В следующий раз обещали мучать разными гаммами.

О наблюдении

Есть в психологии такой избитый простейший метод наблюдения. Когда психолог сидит как молчаливое привидение в уголочке группы детского сада, наблюдает за детишками и регистрирует особенности поведения наблюдаемых объектов.

Меня бог от этого миловал во время обучения. А живые взрослые люди для наблюдения в естественной среде обитания мне попадаются редко.

А тут давеча я выпросила у своего мастера по скрипке запись занятия, как она разучивает новое произведение.

И, прямо скажем, это так здорово: через музыку отчетливо слышно жизненный стиль человека. Вообще как на ладони, вместе с отношениями со временем, делом, постановкой и достижением целей, произвольностью, силовым давлением и настойчивостью.

При том, что видео не было, и за все занятие кроме одной вводной фразы ничего не было сказано.

Рассказывала потом мастеру, как этот самый жизненный стиль на мой взгляд проявляется в музыке, ну и в жизни. "Если у вас есть пара секунд на выбор реакции, то включается улыбашка, а не толкушка для пюре" – это было самое коллекционное из всего описания. Ну, 4,5 часа консультаций за день, скрипка, 3 часа контента с утра. В каком состоянии была – такие формулировки и получились. Остальные оставим мастеру :)

Ощущение булькающей радости

Если бы вы, как и я, бились больше года над неразрешимой задачей – в данном случае "снять зажимы с руки", а потом вдруг осознали, как она решается, вы бы тоже радовались.

Если до этого мастер шпынял за подвернутую руку непрерывно, то после - за все занятие упомянул всего пару раз. Ну, там были более сложные куски в концерте, понятно, что организм регресснул к старым моделям поведения. Но в остальном рука располагается правильно.

Я теперь могу по собственному выбору опирать руку на весу на запястье, на локоть, на головку плеча и на лопатку. А до этого веса рук не чувствовала ни разу. Раньше подобные действия были, а ощущений не было, потому что было жёстко зафиксированное предплечье, оно не давало почувствовать свободный вес, перекатывающийся от тела к концу конечности.

Хтоническая жуть

Я, пока слушала запись игры мастера, решала для себя сразу несколько задач:

  • распознать мелодию;
  • понять ее настроение;
  • увидеть образами музыку;
  • определить, что в этом настроении от композитора, а что – от исполнителя;
  • проанализировать то, как мастер прорабатывает произведение.

И таки все удалось. Потом прозвонила об мастера: да, он играл хтоническую жуть в этом отрывке. Вот тут нормальным людям должно быть страшно.

Мне страшно не было, потому что я сама – хтоническая жуть. Я отчетливо вижу и темный сумрачный лес, и сущностей, которые по нему носятся стаей, и понимаю, как это выглядит глазами человека обыденного. Потому что в какой-то момент среди тьмы проступает образ Яги, с посохом и пристальным взглядом мертвеца. О! Так вот какую Ягу боятся приключенцы. А для меня-то вот такое настроение окружающей меня стихии – норм, я не чувствую, что здесь чего-то надо бояться или что может быть дискомфортно. Я сама освещаю это место, а не ищу свет.

Вообще, речь идет о третьей части Сказочных картинок Шуберта.

Вот этот музыкант играет тревожно, а мой мастер – жутко. Наверное, потом еще получится послушать в концертном исполнении.

Заодно я внезапно услышала знакомый отрывок в пиццикато – чем-то отозвалось музыкой из советского Шерлока Холмса. Пошла спрашивать мастера, а как вообще мы узнаем музыку, через мелодию, гармонию, знакомые аккорды или еще как.

Урок сольфеджио можно считать состоявшимся :) Я теперь понимаю, что такое – образное восприятие музыки.

Письменные практики

Я больше года описываю все то, что связано с процессом обучения игре на скрипке. Впечатления от занятий, результаты самонаблюдения за процессом, эмоции и все такое. В дневниковом формате. И вижу, что это очень сильно двигает процесс обучения вперед. Мысль проскользнула и забылась, а зафиксированная в тексте она становится более значимой и рано или поздно приносит результат для обучения. Это работает не только на авторизацию результатов, но и на сами результаты.

Обсуждаем мои зажимы

Мастер: ну, что поделать, тяжело у вас зажимы снимаются, долго.

Я, нахально: зато я умная и красивая. И вам нравится со мной заниматься.

На самом деле из всего этого я твердо уверена только в том, что я не дура.

А мастер за все время только раз сказал, что ему не все равно. Ну, ладно: два раза.

Постепенно

Мастер: Ну вот, видите, всё постепенно приходит в нужное русло))

Я: Анна Эдуардовна, меня люто бесит, что это "постепенно" длиной в год. Год! И ведь я не халтурила все это время. Я вас слушала и старалась понять, я пробовала все, что вы говорили, я ходила на вокал, к остеопату, на тайский массаж, на спорт и к психотерапевту. И сама рыла до дна и даже глубже. Я читала эти дурацкие книги по музыке, в которых половину слов не понимаю. Я играла, в конце-концов. Меньше, чем надо, но точно больше, чем могу. Но это "понимание, которое раскрывается цветком смысла навстречу" ждало год! Как вы все справляетесь с музыкой, если "опустить точку опоры в лопатку" даётся такой ценой?

Мастер: это путь)))

Я: А попроще и попрямее - я рожей не вышла для таких подарков?

Бойтесь своих желаний

Только сказала, что надо бы помыться, как канифоль разбилась, а у скрипки слетела настройка так, что и не поправить. Бросила все, съездила в Горонок. Колки смазали, струны перевили правильно, подставку научили поправлять, кожу на смычке подклеили, волос сказали, можно еще полгода не менять.

Мастер попробовал играть, сказал, что со смычком все ОК, раньше чем за полгода я его не ушатаю с такой нагрузкой. Я на нем часов триста отыграла, но не интенсивно же.

Вымоталась.

В Горонке

"Скрипка простая, китайская, нет смысла ее реставрировать, подкрасьте фломастером". Снобы, блин. Чтобы покупать дорогую скрипку, надо сначала в принципе научиться играть на скрипке. А мы весь год балансировали: брошу скрипку или вытерплю.

О любви

Умучали сегодня. А что умучали? Ну, второй палец, ну, самое сложное место в концерте. Шипела и ругалась весь урок. Прошипелась, смотрю на мастера:

- Анна Эдуардовна, я вас очень люблю.

- Я вас тоже.

- Если бы вы меня любили, вы бы меня не мучали длиной третьей ноты! – и зажмуриваюсь: потому что так-то прошантажировать еще надо было суметь.

Анна Эдуардовна, конечно, на шантаж не поддается.

- А если мы не хотим?

- Ну, что поделать, - разводит руками мастер.

- У вас всегда при этом физиономия, мол "не я такая, жизнь такая", что хочется чашку в экран бросить!

Пассивная агрессия плавно переходит в активную. Впрочем, я не раз говорила мастеру, что моя агрессия на занятиях на самом деле направлена не на нее, а на себя.

Рассказываю байку, как меня в университете учили отвечать устно в ответ на мою попытку увильнуть от этого.

- Поэтому я всегда осторожно вам говорю, что что-то не люблю, а то вы же тоже можете заставить меня только это и делать.

- Ну у меня же нет цели заставлять вас делать то, что вы не любите, просто…

- …просто, что ж вы не любите то, что нам надо делать, да? - подсказываю я.

- Точно!

- Потому и не люблю, что не получается.

- Мне надо услышать сейчас чистую гамму.

- Вам надо, вы и играйте, - показываю язык.

- Так, переформулируем: мне надо, чтобы вы сыграли гамму чисто.

Под конец была в абсолютном невменозе. На дом задали отрезки, которые я собрала-то в понедельник с утра в первый раз (и то не точно), играть в нужном темпе. Тут-то котик и умрет.

Собрала концерт в пальцы

Правда, под тюнер, а не под аккомпанемент, но почти с нормативной скоростью, под ту запись, под которую мы играем.

Но намнооооого медленнее, чем играет Вайман. Если у меня 44 четверти в минуту, то у него - 60. Еще на треть надо скорость поднимать.

Сложная середина перестала из пальцев высыпаться, конец немного еще не ОК. Ладно, у меня еще трое суток на эти развлечения.

А тюнер-то - зеленый

Намного чаще, чем раньше. Раньше изредка промелькивали чистые звуки, а сейчас, особенно, если я медленно играю и он успевает обсчитать звук, процентов 75 звуков - чистые.

Долетело, распаковалось

Я поняла (наконец), что до-диез и ре-бемоль – это разные ноты у струнных. Все бемольные ноты стремятся к более низкой ноте, а все диезные – к более высокой. Если мы последовательно сыграем до-диез и ре бемоль, то мы немного двинем палец ниже, а не оставим его на том же месте.

Нравномернотемперированный строй

Если тюнер показывает частоты равномерно темперированного строя, тогда мы по сравнению с ним должны играть от открытых струн так:

Примы, кварты, квинты и октавы совпадают с тюнером.

Малые секунды, малые терции и малые сексты мы играем чуть выше тюнера - на 12, 14 и 16 центов соответственно (у меня тюнер отклонение показывает в центах, я на них ориентируюсь, когда скрипку настраиваю и играю).

Большие терции, тритоны и большие сексты играем чуть ниже тюнера – на 14, 10 и 16 центов примерно.

Большой секундой и малой септимой можно пренебречь и играть по тюнеру: все, что в разнице меньше 4 центов, слух воспринимает как точный звук.

Допустим, если мы играем на струне ля интервал до – ре бемоль, то пальцы будут стоять очень близко друг к другу. Потому что до мы ставим низко, но чуточку выше 523,25 герц, а ре – бемоль ставим чуточку ниже 554,36 герц: во-первых, это большая терция от чистой ля, она чуть ниже должна быть, во-вторых, если это ре-бемоль, а не до-диез, то она стремится к до, а не к ре.

… А если мы играем под аккомпанемент фортепиано, то подстраиваемся к нему, чтобы не было отклонений от его звука, потому что оно под нас подстроиться не может.

И про аккомпанемент.

В сопровождающих аккордах мы обычно можем услышать или непосредственно ту ноту, которую мы играем, или ноту на октаву выше/ниже, что сводится к нашей ноте при затухании колебаний.

А соседние ноты не услышим, потому что аккорды строятся по трезвучиям, а уж настолько-то мы пальцами не должны промахиваться мимо нот. Малую терцию (как и большую секунду) играет другой палец, а малая секунда в аккорде представлена не будет.

Если что-то в аккорде курлыкает примерно похоже на то, что мы должны сыграть, это значит, что нам надо чуточку сдвинуться ближе к этому звуку, но не на малую секунду, а совсем чуть-чуть.

Дело за малым: научиться слышать отдельные ноты в трезвучиях и прочих септаккордах, нонаккордах и так далее, вообще без понятия, как все это на слух воспринимать, если честно.

Пульсация струн

Если правильно поставить палец на струну, то она пульсирует под пальцем. И пульcирует как раз чуть выше - чуть ниже нот по тюнеру.

Разблюдовка нот

Нота

Герцы

Скрипка

Играем

Интервал от ля

Соль

196

197

Малая септима

Соль-диез

207

210

чуть выше

Большая септима

Ля

220

220

0

Прима

Си-бемоль

233

236

чуть выше

Малая секунда

Си

247

248

Большая секунда

До

262

266

чуть выше

Малая терция

До-диез

277

274

чуть ниже

Большая терция

Ре

294

293

0

Кварта

Ре-диез

311

309

чуть ниже

Тритон

Ми

330

330

0

Квинта

Фа

349

353

чуть выше

Малая секста

Фа-диез

370

366

чуть ниже

Большая секста

Соль

392

391

Малая септима

Соль-диез

415

418

чуть выше

Большая септима

Ля

440

440

0

Прима

Си-бемоль

466

469

чуть выше

Малая секунда

Си

494

495

Большая секунда

До

523

527

чуть выше

Малая терция

До-диез

554

551

чуть ниже

Большая терция

Ре

587

587

0

Кварта

Ре-диез

622

620

чуть ниже

Тритон

Ми

659

660

0

Квинта

Фа

698

702

чуть выше

Малая секста

Фа-диез

740

736

чуть ниже

Большая секста

Соль

784

783

Малая септима

Соль-диез

831

834

чуть выше

Большая септима

Ля

880

880

0

Прима

Си-бемоль

932

935

чуть выше

Малая секунда

Си

988

989

Большая секунда

До

1047

1050

чуть выше

Малая терция

До-диез

1109

1105

чуть ниже

Большая терция

Ре

1175

1174

0

Кварта

Ре-диез

1245

1242

чуть ниже

Тритон

Ми

1319

1319

0

Квинта

Фа

1397

1400

чуть выше

Малая секста

Фа-диез

1480

1476

чуть ниже

Большая секста

Соль

1568

1567

Малая септима

Соль-диез

1661

1664

чуть выше

Большая септима

Ля

1720

1720

0

Прима

Си-бемоль

1865

1868

чуть выше

Малая секунда

Си

1976

1976

Большая секунда

О дисконнекте

Для мастера очевидны те понятия, которые нечувствительно нарабатывались с детства. В этом случае "надо учиться слышать" ложится в подготовленную почву. Ребенок много раз в детстве слышал от преподавателя, что чистый звук - это вот так, потом в какой-то момент это увязывается в общую картину со слухом и ощущением вибрации и он понимает - вот оно. У меня такой почвы нет, поэтому не только очевидные понятия не залетают со свистом, но и понимания нет, как задать вопрос, чтобы донести до мастера затруднения.

То, что пальцами можно уловить вибрацию, мастер даже не говорил больше полугода. Ну, наверное, это чем-то обуславливалось, я же не педагог, я могу только доверяться тут. Но так-то скрипка резонирует на очень широком интервале, а то, что она резонирует иначе "не по тюнеру" – это - отдельное знание, оно по умолчанию не выдаётся. Это можно услышать, наверное, если слух развивается долгими часами сольфеджио, или мозг более пластичен, как у ребенка, или ещё почему. Но я-то не слышу, и, пока я жду, что это "постепенно" появится, я успеваю наработать неверные паттерны восприятия. Чтобы нота до была на своем месте, надо сначала понимать, как это место можно определить через ощущения или по слуху. А вот тут как раз и есть большой разрыв.

То, что для мастера выглядит как излишние теоретизирования - для меня способ понять, что он от меня хочет, когда говорит, что вот тут надо выше или ниже играть. Потому что я могу играть чисто. Если два месяца назад я вообще не попадала в концерте в ноты, то теперь я все время попадаю, но по тюнеру. Я могу ещё с полгода подождать, пока мастер случайно не скажет, что правильный звук - когда струна не просто резонирует, а пульсирует под пальцами. Или могу это нащупать сама, поняв, где должны быть эти места на струне, головой. Но я к тому времени уже запомню как образец звука тот, который даёт темперированное пианино или тюнер. Собственно, я уже начала запоминать, судя по тому, что тюнер все время зелёный при игре. В прошлый раз я на подобном разрыве в восприятии между очевидным для мастера и непостижимом для меня потеряла глазик. У меня только один остался в запасе, и он мне дорог, хотя тоже стал хуже видеть.

Наверное, стоит хотя бы зафиксировать как существующую проблему разницу в восприятии музыки в целом и "очевидного" в частности.

То, что мастер с музыкой с детских лет, и учит таких же детишек, включенных в музыку как положено, это один фактор, почему для него очевидно непостижимое для меня. Второй фактор: разница между нами. Для мастера ощущения - это средство для достижения цели. Инструмент, с помощью которого он получает результат в музыке. Услышать или ощутить телом и опираться на это.

Для меня это работает по-другому. Связка выглядит как "понять через давление или под давлением". Ощущения тела или слух - это нечто фоновое, которое плохо рефлексируется. Оно есть в доступе, поэтому я мастера все же могу понять, но не тем способом, что он ожидает.

Там, где он с детишками сажает семечко в подготовленную почву и рассчитывает, что пальчики запомнят ощущения от рыхлой земли, у меня, простите, асфальт. Я вижу этот асфальт, но у меня чаще всего нет слов, чтобы объяснить, что тут вообще-то асфальт, как с ним работать, чтобы выросло-то?

Сейчас это выглядит так: 1) я воспринимаю нечто как давление ("тут надо играть выше, чем вы играете", хотя тюнер показывает верно и хз, насколько выше и, главное, почему!) 2) я пытаюсь это взять через систему, которую можно осмыслить (возьмём равномерно темперированный строй, сравним с нетемперированным, попробуем найти ориентиры на слух или через ощущения), 3) вот, ощущение пульсации струн возникло, вот оно "место звука" (я без понятия, как мастер это чувствует и как надо это чувствовать, но тут уже без разницы, я нашла ориентиры через понятные для себя ощущения и точно знаю, что они верные, потому что брала их через голову).

Где-то вот тут асфальт снимается при помощи отбойного молотка и у нас начинает совпадать отчасти "просто услышать". У музыки появляется шанс прорасти. Мне больше не надо искать трещины в асфальте, куда получится просунуть семечко. Теперь предстоит следующий этап: там, где мастер говорит "надо учиться слушать", имея ввиду звук, а не ощущения пальцев, там у него с детишками рыхлая земля и лейка с водой. А у меня под асфальтом в лучшем случае целина, а вернее - слои щебня. И мне надо искать способ эту землю вскопать.

По-моему, это преподавательская задача, если совсем честно, а не моя. Но на мой взгляд, мастер видит сложность в том, что я просто ещё не знаю что-то, а постепенно узнаю, как именно копать ямки и поливать их водичкой, тогда все и прорастет и будет ОК. И мы возвращаемся в начало цикла: я испытываю давление, понимая, разницу между очевидным для мастера и непостижимым для меня, но уже про восприятие звука, а не ощущений в пальцах, и дальше по пунктам. Но я абсолютно точно знаю, что мне недоступна связка "ощущения - результат", и ее не выстроить. Это почти врождённое, способ восприятия мира, он закладывается в раннем детстве и потом не меняется. Но можно понять, как получить результат доступными мне методами. Убрать щебень или вспахать целину. У меня и знаний-то нет, чтобы осознать, что там вместо рыхлой земли сейчас. Ну, я могу молча продолжать с этим биться, разве что, чтобы не тратить время мастера, но это вот ни разу не будет означать, что проблемы нет или я чудесным образом освоила его способ восприятия и обработки информации.

Вообще, отдельный вопрос, а где проходит граница между ответственностью педагога и ученика. Вот с глазиком как вышло? Мастер отвечал за скрипку, препод по вокалу за голос, музтеорию я сама разобрала, а за развитие слуха никто не отвечал. Поэтому, когда он мне не ответил на мой вопрос про слух, я посчитала не вправе на мастера давить и ответ из него добывать, и пошла решать вопрос так, как сумела. И только после того, как дорешалась до проблем и мне стало уже все равно от отчаяния, тогда приперла его к стенке и получила ответы на свои вопросы.

Но я так-то знаю за собой, что я как правило передавливаю, поэтому обычно придерживаю себя и не настаиваю на ответах, и я вот ни разу не считаю, что вправе требовать от мастера внимания, тем более, во внерабочее время. Более того, пришел к преподавателю - будь добр брать то, что тебе дают, а не ожидать, что тебе дадут результат удобным тебе способом. А ведь ещё и компетенций нет, чтобы понять, что я не могу получить результат просто потому, что время не пришло, или потому что у меня проблемы, которые надо хотя бы озвучить. Осознать, а потом озвучить. Поэтому вот тут у меня вечная дилемма: молчать или доносить до мастера, что проблема есть? Или ему как преподавателю виднее? Но вот я не всегда уверена, что виднее, что не семечки мимо рук просыпаются, а поле закатано в асфальт. Не слышу я музыку, не слышу, и способа услышать не знаю. Такое отчаяние порой накатывает, что дышать нечем.

Я по умолчанию, если порыться под музыкой в психологии, считаю, что человек - не на моей стороне. Всегда есть более предпочитаемые люди, с которыми ему есть смысл заниматься совместной деятельностью, неважно, в каком формате, личном или рабочем. И рано или поздно встречается невыполнимое условие, из-за которого результата не будет, и я останусь одна, да ещё и с виной за проваленный процесс.

Причем я даже не особо осознаю, а что обещают за выполнение условий. Результат процесса? Его точно отберут ("Это не вы научились играть на скрипке, а я вас научила играть на скрипке" - примерно так это обычно выглядит, даже в том случае, если результат не обесценивается).

Меня будут любить, если всерьез воспринять мое извечное "маленького котика тут не любят"? Но я даже не знаю, как это ощущается, когда тебя любят. Я хорошо ощущаю, как любить самой. Тут все просто: как будто солнышко зажглось и ты все время поворачиваешься к нему и тебе тепло. А наоборот - это как? Я знаю в теории: "когда нас любят, это даёт нам связь с собой, когда мы любим - это даёт связь с миром". Раз меня любят, я - действительно прекрасный, это радует (наверное, я не знаю). Когда мне признаются в любви, я в это вполне верю, просто мне это никак. Клиенты же вечно влюбляются и отчасти это не проекции, а искренние чувства. И я им, конечно, не солнышко, но как Яга-то путь тоже освещаю. Но меня это не трогает и я не понимаю, как оно трогать-то должно, абсолютно так же, как не понимаю музыку.

Я знаю, что это может быть доступно. Я вон морщусь, когда фальшиво пою или играю, но одновременно не осознаю, как это - слышать музыку. Проблема не в моей способности распознавать музыку, это есть, но заблокировано, проблема в чем-то другом. Так что, если в качестве награды любовь, то я точно не за нее бьюсь во всех схожих ситуациях. Это какая-то совершенно дикая мне мысль, хотя я понимаю, что обычно так и работает. Мне намного проще прямо сказать: "я тебя люблю и хочу взаимности". Невзаимность - это грустно, но не смертельно. Но даже это говорить несколько дико. Если кто-то тебе - солнышко, то чтобы быть солнышком для него, тебе надо этим солнышком просто быть, а не ждать, пока в тебе солнышко увидят, и тем более, не пытаться соответствовать условиям, чтобы солнышком стать. Любовь - это чудо, а не выдача по запросу в поиске.

Ладно, черт с ней, с любовью, не в ней дело. Дело все же в том, что я в очередной раз уверена, что не смогу дать мастеру то, что ему надо, что легко дают другие, а мне это недоступно. Примерно похоже, как от меня хотят, чтобы я была экстравертом там, где я - махровый интроверт. И я всегда в проигрыше: потому что остаюсь и без музыки, и с виной за проваленный процесс. Прям реально страшно, если прислушаться: я скажу, что неспособна услышать музыку, и мастер от меня откажется. Это, конечно, голимые проекции прошлого опыта. На меня с подобным клиенты любят сваливаться.

Подумала, подумала (это иногда бывает полезно) и решила, что все-таки это не мой паттерн про "меня покинут, если я не сделаю по запросу". У меня подобная ерунда если и есть, то выглядит иначе. Что-то трансфертное погода принесла.

Домашние занятия на скрипке, 25.11.22

И я даже очень прилично выгляжу! Потому что чистила перышки к основной съемке.

Из хорошего за неделю с прошлой съемки: мизинец встал на место и рука меньше подворачивается под гриф, потому что я поняла, как это поправить.

Мастеру объясняла проблему

По существу. Я вижу две проблемы в обучении.

1. Вы работаете с малышами и сами учились музыке с детства. В таком случае музыка оседает в голове очень естественным путем. Как абсолютников учат? Им просто показывают клавишу, называют ее и потом ребенок ее тысячу раз сам нажимает в игре и запоминает. Потом расширяет диапазон. Вот в музшколе знания тоже впитываются постепенно и их много. Потом ребенок в какой-то момент осознает, что требование преподавателя стыкуется с образом звука в голове и у него щелкает, что вот так - правильно. Сольфеджио, пение, инструмент – все создает эту базу. У меня этой базы нет и мне не с чем соотносить то, что вы даете. База нарабатывается намного медленнее, чем формируются неверные паттерны в игре.

2. У нас с вами разные способы обработки информации. Вы используете ощущения, чтобы получить нужный результат. Звук + ощущения в пальцах. Это инструмент, с помощью которого вами создается музыка и выражается эмоция. У меня аналогичная связка выглядит как "давить, чтобы осмыслить". Ощущения тоже доступны, но они фоновые, я их с трудом рефлексирую. Я уже слышу фальшь в пении или в игре, но я не могу в слова собрать то, что я слышу, и не понимаю, как это осознавать.

Для того, чтобы решить поставленную задачу, я пользуюсь не ощущениями, а осмыслением темы. Сейчас это выглядит так: 1) я воспринимаю нечто как давление ("тут надо играть выше, чем вы играете", хотя тюнер показывает верно и хз, насколько выше и, главное, почему!) 2) я пытаюсь это взять через систему, которую можно осмыслить (возьмём равномерно темперированный строй, сравним с нетемперированным, попробуем найти ориентиры на слух или через ощущения), 3) вот, ощущение пульсации струн возникло, вот оно "место звука" (я без понятия, как это надо чувствовать, но тут уже без разницы, я нашла ориентиры через понятные для себя ощущения и точно знаю, что они верные, потому что брала их через голову).

И мы-таки получаем решение половины проблемы: я понимаю, как найти нужное место на струне. Но есть еще и вторая половины проблемы: как этот звук или интервал осознавать. Там, где вы слышите и понимаете, что вы слышите, я не осознаю, что слышу. И ваша задача "научиться слышать" – она пока нерешаемая. Я абсолютно точно знаю, что к этим ощущениям у меня какой-то другой путь будет, не тот, который вы считаете естественным. Если бы можно было взять вашим способом, я бы уже взяла за прошедшее время.

Ну и следует добавить, что у меня недостаточно компетенций, чтобы осознать, в чем заключается проблема, чтобы сформулировать для вас вопрос, вот как тогда, с точкой опоры для левой руки. Я не знаю, в чем проблема обычно: мало времени прошло? я мало старалась? мне не подходит метод? я делаю ошибки? у меня заасфальтированный танковый полигон вместо садика с цветочками, как у детишек? Учиться слышать – это хорошая идея, но вот скрипка вибрирует на очень широком диапазоне, в том числе там, где нота попадает в тюнер. Как в принципе можно догадаться, что правильно она будет пульсировать чуточку дальше от этого места? Только случайно. Или рассчитать нетемперированный строй в герцах и проследить вибрацию пальцами на струне. Это в разы проще, потому что это понятно. Как научиться слышать – пока непонятно.

Анна Эдуардовна, разным людям удобно решать поставленные задачи по-разному. И болевые точки тоже разные. Сделать-то можно все, вопрос, с какой эффективностью. Допустим, вы чаще всего выглядите тревожно, когда понимаете, что что-то не успеваете. Поэтому я стараюсь создавать условия, чтобы вы не нервничали, что мы вовремя не начали или что-то там не успели. Делаю запас времени вокруг занятия на возможные издержки. Мне не сложно, а вам удобнее. Меня время не дестроит, а вот догадаться о чем-то, или спрогнозировать, получится у меня что-то или нет – вот тут я начинаю паниковать.

Все, что в музыке можно понять, осмыслить, мне становится доступно сразу же и надежно. А уж если это можно уложить в систему, я понимаю очень быстро. Неважно, насколько система сложная. Есть очень большая разница, играем ли мы это упражнение швейцарского профессора, чтобы слушать (даа?!) секунды такие, сякие и так далее, или мы сначала понимаем, что мы будем играть вот такие интервалы вот в такой последовательности. Я там не интервалы играю, и даже не звуки, а пальцы переставляю близко и далеко – это совершенно другая задача и другая система, никак не связанная в сознании с интервалами и тем более с их звучанием! Или, допустим, арпеджио. Абсолютно разные задачи: переставлять одни и те же пальцы, играть одни и те же интервалы, играть по нотам, слышать, что играть. Кстати, третьего Шрадика я запомнила как последовательные терции и кварты, но я даже не догадалась, что их можно слышать, терции, кварты и секунды. Все, что можно услышать – оно обрабатывается бессознательно. Я могу чисто спеть, но я не понимаю, что я чисто спела и тем более, не понимаю, как это сделала.

Вот, допустим, у вас есть желудок. И он прекрасно работает. Но вы не осознаете, как он работает. Вы в него закидываете еду и иногда его чувствуете по голодным спазмам, или переполненности, или изжоге. А уж как там кислота вырабатывается и пища переваривается, вы не чувствуете и не осознаете. А вот зрение не только прекрасно работает, но вы еще и осознаете его. Открыла глазки – увидела. Глаза у врача закапали – фокус расплылся. И так далее. Вот я слуховые ощущения распознаю и осознаю примерно так же, как вы – свой желудок. А вы от меня ждете, что я их научусь распознавать, как вы – свое зрение. Я не говорю, что это – нерешаемая задача, но я пока к ней ключ не могу найти. Меня очень изредка озаряет: о, звучит один и тот же интервал при переходах, что ж вы сразу не сказали, что надо играть одно и то же, я бы поняла? Поэтому и возникают попытки осознать все это через какую-то систему, которая дает ориентиры в бессознательном восприятии музыки.

Не исключено, что можно как и с пением просто расслабиться, играть правильно пальцами, а звуки будут следствием. Не мешает же мне петь то, что я не воспринимаю и не осознаю себя на слух. Но я пока пытаюсь понять, как работает мой желудок.

Чистая интонация

Похоже, я нашла этот ключ. Он выглядит так: нравится или не нравится мне звук. Когда я играю чистый звук, он мне нравится больше, чем почти чистый. Когда я слышу фальшь, я морщусь и хмурюсь, не всегда это даже осознавая. Это тоже про "нравится". Эмоций тут нет, образов нет, ориентиров нет, но есть восприятие: нравится ли?

Недавно ездила по делам в город. Эээ… А, скрипку чинила. На обратном пути в вагон метро заваливаются парень с гитарой и девушка. "Дорогие пассажиры, сейчас мы вас грязно изнасилуем". Я обычно всегда настроена была очень благодушно к таким ребяткам, потому что кушать-то что-то надо детям без образования и опыта. Но в этот раз это было что-то с чем-то. Я, видимо, наконец стала отличать музыку от немузыки, потому что сидела, сжавшись и вцепившись в свою скрипку, и страдание явно было разлито по всей мне целиком и по моему лицу. Это было невозможно слушать, электричка и то более гармонично шумела фоном, чем мальчик с гитарой и голосом во рту!

Мне кажется, я красоту в музыке и красоту в математике распознаю одними и теми же щупальцами.

Прогресса нет, результатов нет

Час игры на скрипке – это только концерт поотрабатывать. Не до идеала, господь с вами, три такта впихнуть на место и то вчерновую.

На упражнения нужно еще час.

На растяжку еще часы.

На чтение.

На сольфеджио.

На пение.

На все.

Что я из этого успеваю? Почти ничего. Час-полтора в день.

Играла вслед за Вайманом

Случайно получилось: не отключила ютуб и он начал играть следующий клип. Ну, почти до проигрыша я успела за ним, но, конечно, фальшиво.

Успеть до полуночи

С появлением второй работы – даже в демо-режиме – время стремительно испарилось, и я перестала успевать даже то, что успевала.

Занятие было невозможно дурацким. Сначала мы его перенесли, потом прерывались на переходы в другие кабинеты, потом я страдала, что ничего не хочу делать, потом играла фальшиво концерт.

- Слушаем секундочки, секундочки слушаем.

- Я за пальцами слежу так-то.

- И секунды слушаем заодно, надо слушать.

- А почему вы меня год назад не предупредили, что мне придется слушать музыку, а? И что придется играть музыку? Может я бы вовсе на это не подписалась!

- Ну, тогда мы еще о музыке не говорили.

Мастер рассказывает какую-то бытовую байку.

Я, спустя несколько минут, подозрительно:

- А что это вы сегодня такая веселая? Выспались? Аааа, так это вас накормили с утра, вот вы и довольная.

Анна Эдуардовна порой сияет так, как будто солнышко выглянуло. Мне все время хочется задать идиотский вопрос, как она это делает.

- Играем хроматическое упражнение в третьей позиции.

- Ээээ… Что? Как это? Я же только хотела съязвить, что мы трели который урок играем без усложнений, а где трелирование по 5-6-7-8 раз? А вы усложнения к хроматическому упражнению приберегли?

- Не хочу, не буду!

- Вы уже начали играть, что уж теперь?

- Я не играла, я пробовала первую ноту, правильно ли руку держу.

Обсуждаем, может ли специалист отказаться от клиента по своим причинам. Я бурно возмущаюсь, упоминая случай, как некий коллега мобилизовался – при том, что мы освобождены от мобилизации указом. Война-войной, но вот так внезапно бросить процессы своих клиентов – это запредельная выходка. Мастер что-то схожее говорит про то, что нельзя бросать малышей со скрипочками посреди процесса.

- Переходы играем, играем гаммочку.

- Анна Эдуардовна, вот вы говорите, сменить педагога. Стала бы я ради другого педагога играть гаммочку? Я только ради вас и играю.

Анна Эдуардовна расцветает, но я не могу удержаться от ехидства в адрес обеих:

- Это психзащита была: формирование противоположной реакции. Вместо того, чтобы шипеть на необходимость играть "гаммочку".

Но потом, конечно, я призналась мастеру в любви уже без поддразниваний :)

О птичках

У меня в последнее время довольно часто бывает ощущение очень свободной руки в концерте. Ну, он простой и отработанный, с упражнениями все сложнее. Раньше рука была жестко зафиксирована на грифе, а сейчас отчетливо ощущается, что она все время находится на весу в воздухе и ей при этом комфортно. Это уже похоже на птичку, которая зависла в воздухе и готова летать, а не на ящерицу, которая судорожно цепляется за ветку хвостом.

Сбоит это на струне ми, когда первый и второй палец надо ставить близко. Такое ощущение, что я или руку низковато держу, или недостаточно оттягиваю указательный палец, как-то все подзажимается там.

Я так-то довольно сильно продвинулась с упражнением, которое мы на трелях начали: оттягивать назад второй палец, чтобы он не съезжал, пока трелирует третий. Стало ощущаться, какими мышцами это делается. Вот наверное где-то там есть еще крошечное микродвижение не только назад, но и вбок, к первому пальцу, которое уравновесит все и снимет напряжение с руки. Скорей всего я пальцы рядом все еще ставлю через напряжение руки на струне ми, а на остальных струнах больше места и все свободнее выходит, за счет движения пальцев. Фа-бекар на струне ре намного легче получается, чем соль на струне ми. Я это фа еще помню, как задачу, которую надо выполнить, но не воспринимаю ее сложной. А соль рядом с фа-диезом играть сложно каждый раз в концерте.

Fill out my online form.

Теги: обо мне

Вы можете обсудить эту тему на форуме.